Главная страница 1




Конституционный Суд Российской Федерации


Заявитель:

Петров Владимир Владимирович

Псковская область, г. Великие Луки,

ул. Гастелло, д. 6, кв. 46
адрес для направления корреспонденции:

Псковская область, г. Великие Луки,

ул. Дружбы, д. 9, к. 2, кв. 60 (Козыреву Д.Е.)


Орган, издавший закон:

Федеральное Собрание Российской Федерации

Государственная Дума РФ г. Москва

Совет Федерации РФ г. Москва




ЖАЛОБА
Я, Петров Владимир Владимирович, прошу Конституционный Суд РФ в соответствии со ст. 96 ФКЗ «О Конституционном Суде РФ» рассмотреть вопрос о соответствии Конституции РФ нижеуказанных норм Гражданского процессуального кодекса РФ, предусматривающих:
Статья 45. Участие в деле прокурора



3. Прокурор вступает в процесс и дает заключение по делам о выселении, о восстановлении на работе, о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, а также в иных случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и другими федеральными законами, в целях осуществления возложенных на него полномочий. Неявка прокурора, извещенного о времени и месте рассмотрения дела, не является препятствием к разбирательству дела.



Статья 344. Возражения относительно кассационных жалобы, представления

1. Лица, участвующие в деле, вправе представить возражения в письменной форме относительно кассационных жалобы, представления с приложением документов, подтверждающих эти возражения.


Статья 347. Пределы рассмотрения дела в суде кассационной инстанции



2. Суд кассационной инстанции в интересах законности вправе проверить решение суда первой инстанции в полном объеме.
Статья 357. Объяснения лиц, участвующих в деле, в суде кассационной инстанции

После доклада председательствующего или одного из судей суд кассационной инстанции заслушивает объяснения явившихся в судебное заседание лиц, участвующих в деле, их представителей. Первым выступает лицо, подавшее кассационную жалобу, или его представитель либо прокурор, если им принесено кассационное представление. В случае обжалования решения суда обеими сторонами первым выступает истец.
Статья 366. Содержание кассационного определения



2. В кассационном определении должны быть указаны:



1) дата и место вынесения определения;

2) наименование суда, вынесшего определение, состав суда;

3) лицо, подавшее кассационные жалобу, представление;

4) краткое содержание обжалуемого решения суда первой инстанции, кассационных жалобы, представления, представленных доказательств, объяснений лиц, участвующих в рассмотрении дела в суде кассационной инстанции;

5) выводы суда по результатам рассмотрения кассационных жалобы, представления;

6) мотивы, по которым суд пришел к своим выводам, и ссылка на законы, которыми суд руководствовался.

..
Статья 387. Основания для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений нижестоящих судов в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

Я был уволен с должности директора МП «Радист г. Великие Луки» по инициативе собственника имущества работодателя.

Трудовой договор был со мною расторгнут, и городская администрация потребовала моего выселения из жилого помещения, которое было предоставлено мне после назначения меня на вышеупомянутую должность, и заключен договор социального найма на данное жилье.

Ввиду того, что я отказался выселиться в добровольном порядке, городская администрация предъявила иск в городской суд о расторжении договора найма специализированного жилого помещения, признанием недействительным договора социального найма жилого помещения, снятии с регистрационного учета.

Мною был предъявлен встречный иск о признании выданного ордера на служебную квартиру недействительным, поскольку по действовавшему ранее законодательству я не относился к категории тех работников, которым могло предоставляться служебное жилье.

Решением Великолукского городского суда от 11 мая 2006 г. мой иск был удовлетворен; иск администрации города частично – признан недействительным договор социального найма.

Данное решение городской администрацией обжаловано не было.

Мною обжаловалось данное решение лишь в части признания договора социального найма незаконным.

Кассационным определением Судебной коллегии по гражданским делам Псковского областного суда от 18 июля 2006 г. (исправленное определением от 05.09.2006 г.) принято новое решение - удовлетворены все исковые требования городской администрации, в удовлетворении моего иска отказано.

Кассационная инстанция мотивом отмены судебного решения в части, не обжалуемой сторонами, указала на неправильное применение норм материального права.

При этом, прокурор, участвовавший в кассационной инстанции указывал на необходимость отмены судебного решения и направления дела на новое рассмотрение, то есть высказал заключение по делу иное, чем прокурор, участвовавший в суде 1 инстанции.
Ввиду существенного нарушения законности я обратился с надзорной жалобой в псковский областной суд, в которой указал на существенные и грубые нарушения норм процессуального права при рассмотрении моего дела в кассационной инстанции.

Дело было истребовано, но определением от 01 ноября 2006 года было отказано в его передаче в суд надзорной инстанции.

Надзорный судья указал, что никаких существенных нарушений норм процессуального права судами допущено не было и суд кассационной инстанции действовал в соответствии с требованиями ГПК РФ.

Письмом от 22 ноября 2006 г. и.о. председателя Псковского областного суда согласился с определением судьи.


Считаю примененные в моем деле нормы ГПК РФ, являются не соответствующими Конституции РФ, поскольку допускают нарушение конституционных прав и прав человека , гарантированных международным законодательством.
1) Частью 3 статьи 45 ГПК РФ предоставлено право участия в судебном разбирательстве прокурора в качестве «привлеченной стороны», то есть для дачи заключения, по определенным категориям гражданских дел, в частности по делам о выселении.

В своих решениях Европейский Суд по правам человека указывал, что само по себе участие прокурора («привлеченной стороны») в гражданском процессе не свидетельствует о нарушении требования о справедливости судебного разбирательства, но только в том случае, если при этом соблюдаются необходимые принципы состязательности и равноправия сторон.



В частности, предоставление прокурору последнего слова (после заслушивания объяснений сторон) перед удалением суда в совещательную комнату является нарушением справедливости процесса, или же сторонам должна быть в любом случае обеспечена возможность прокомментировать заключение прокурора с учетом права на их предварительное ознакомление.

* Ниже и далее выдержки приводятся из книги «Прецеденты Европейского Суда по пра­вам человека» Микеле де САЛЬВИА (научное редактирование Ю.Ю. Берестнев)

359. Справедливое судебное разбирательство и роль гене­рального адвоката, выступающего в Кассационном суде. «Никто не сомневается в объективности исполнения прокурором при Касса­ционном суде своих функций. (...) Однако его мнение не может счи­таться нейтральным с точки зрения сторон разбирательства в касса­ционной инстанции: рекомендуя принятие или отклонение кассационной жалобы обвиняемого, прокурор становится его союз­ником или объективным противником. Во втором случае п. 1 статьи 6 предполагает уважение прав защиты и соблюдение принципа ра­венства сторон» (Borgers, 26).

362. Справедливое судебное разбирательство (дисциплинар­ное производство: врач). Равенство сторон: невозможность от­ветить на заключения генерального адвоката и сказать последнее слово на заседании в Кассационном суде. «Тем не менее, Суд счита­ет, что он должен придавать большое значение роли, реально взятой на себя членом прокуратуры, и, в особенности, содержанию и по­следствиям его заключений. Они заключают в себе мнение, которое он заимствует у самой прокуратуры. Объективное и юридически мотивированное, вышеназванное мнение, тем не менее, не предна­значено для дачи советов и, следовательно, для оказания влияния на Кассационный суд» (Van Orshoven, 39).

411. Справедливое судебное разбирательство. Принцип со­стязательности. Процесс в Кассационном суде (Франция). Не сообщение защите о докладе члена прюдомалъного суда-докладчика и невозможность защиты ответить на заключения генерального адвоката. Генеральный адвокат «должен следить за тем, чтобы закон правильно применялся, когда он понятен, и правильно толко­вался в случае, когда он двусмысленен. Он "дает советы" судьям относительно решения, которое нужно принять по каждому делу, и может, пользуясь предоставленной ему властью, повлиять на их решение либо в благоприятном направлении, либо в направлении, противоположном позиции заявителей.

Учитывая важность доклада члена прюдомального суда (...), роль генерального адвоката и последствия исхода процесса (...), созданное таким образом неравенство, при отсутствии идентичного уведомления адвокатов заявителя о докладе, не согласуется с требо­ваниями справедливого судебного разбирательства» (Reinhardt et Slimane-Kaid, 105).

412. Справедливое судебное разбирательство. Соблюдение принципа состязательности. «Однако концепция справедливого судебного разбирательства, в принципе, означает предоставленную сторонам возможность ознакомиться со всеми представленными доказательствами и замечаниями и ответить на них, даже если они сделаны независимым членом Государственной юридической служ­бы, с учетом оказания влияния на принятие судом постановления» (Kress, 74).

413. Справедливое судебное разбирательство. Право на спра­ведливый процесс. «Суд повторяет, что право на состязательный процесс "предполагает возможность сторон в процессе, граждан­ском или уголовном, знакомиться со всеми доказательствами или замечаниями, приобщенными к делу, комментировать их; это отно­сится и к заключениям, сделанным независимым прокурором, кото­рые оказывают влияние на решение суда».

Принцип равенства сторон — «составной элемент более широ­кого понятия справедливого судебного разбирательства — требует, чтобы каждой из сторон была предоставлена разумная возможность представить свое дело в таких условиях, в которых ни одна из сто­рон не имеет явного преимущества"» (Morel, 27).

440. Справедливое судебное разбирательство (в админист­ративных судах). Государственный Совет (Франция). Не сообще­ние заключений правительственного комиссара до слушания дела и невозможность на них ответить. «Во время процедур в Государст­венном Совете адвокаты, которые выскажут такое пожелание, могут до слушания просить Правительственного комиссара сообщить им общий смысл его выступления. Также не оспаривалось, что стороны могут ответить на замечания Правительственного комиссара путем направления на совещание судей меморандума. Такая практика, и это существенно с точки зрения Европейского Суда, помогает со­блюдать принцип состязательности» (Kress, 76).

441. Справедливое судебное разбирательство (в админист­ративных судах). Государственный Совет (Франция). Равенство сторон и соблюдение принципа состязательности. Участие прави­тельственного комиссара в совещании судей при вынесении реше­ния. «В заключение, следует рассмотреть принцип внешних прояв­лений. Так как Правительственный комиссар публично высказывает свое мнение относительно принятия или отклонения доводов сто­рон, последние могут законно считать комиссара сторонником од­ной из них.

С точки зрения Европейского Суда, участник процесса, не зна­комый со всеми тонкостями административного судопроизводства, вполне естественно может воспринять как врага Правительственно­го комиссара, который просит отклонить жалобу участника. И на­оборот, участник процесса, чью жалобу Правительственный комис­сар поддерживает, посчитает его своим союзником.

Европейский Суд может также представить, как сторона может почувствовать себя в неравном положении, если, выслушав в конце судебного заседания замечания Правительственного комиссара, на­правленные против жалобы, она видит, что комиссар удаляется вме­сте с судом на закрытое совещание» (Kress, 81).
Согласно статье 189 ГПК РФ прокурор в суде 1 инстанции дает заключение по делу до судебных прений.

Между тем, порядок участия прокурора в суде кассационной инстанции, как «привлеченной стороны», ГПК РФ вообще не регламентирует.



Статья 357 ГПК РФ устанавливает «регламент» в кассационном разбирательстве, где лишь указывается о порядке заслушивания объяснения явившихся в судебное заседание лиц, участвующих в деле, их представителей, в зависимости от подачи кассационной жалобы.

Ранее, в ГПК РСФСР (ст. 303) прокурору предоставлялось слово в кассационной инстанции для дачи заключения по делу после объяснения всех лиц, участвующих в деле.

Ввиду отсутствия каких-либо регламентирующих норм в ГПК РФ суды продолжают рассмотрение в кассационной инстанции именно в таком порядке, что и произошло в моем деле, где прокурор давал свое заключение последним.

При этом в ГПК РФ даже не установлено право предоставить устные замечания на заключение прокурора после его выступления, и суды отказывают в возможности прокомментировать мнение прокурора, ссылаясь на отсутствие соответствующей нормы в ГПК РФ.



Таким образом, статья 45 ГПК РФ, предоставляющая право участия в суде прокурору, вне зависимости от наличия необходимости обеспечения прав гражданина или при отсутствии необходимости мотивировки нарушения государственных интересов, и статья 357 ГПК РФ, не регламентирующая участие прокурора в суде 2 инстанции для дачи заключения, нарушает конституционные принципы судебного разбирательства – состязательности и равноправия сторон в судебном споре.

Кроме того, нарушение прав гражданина усугубляется тем, что прокурор, участвующий в кассационной инстанции, не связан доводами (позицией) прокурора, дававшего заключение по делу в суде 1 инстанции.

По моему делу «кассационный» прокурор настаивал на отмене решения и направлении дела на новое рассмотрение, при том, что заключение прокурора в суде 1 инстанции, совпало с решением суда.
Часть 1 статьи 344 ГПК РФ предоставляет право лицам, участвующим в деле, предоставить свои возражения в письменном виде относительно кассационной жалобы.

То есть данная норма не обязывает прокурора кассационной инстанции, который не согласен (возражает) с позицией прокурора первой инстанции, предоставлять письменные возражения в суд.

Тем самым, стороны вообще лишены возможности заранее знакомиться с мнением «кассационного» прокурора и давать свои замечания по измененному мнению (заключению), что является также нарушением конвенционных прав согласно позиции ЕСПЧ.

Таким образом, часть 1 статьи 344 ГПК РФ нарушает не только конституционные права, но и пункт 1 статьи 6 ЕКПЧ.
2) Часть 2 статьи 347 ГПК РФ позволяет суду кассационной инстанции в интересах законности проверить решение суда первой инстанции в полном объеме.

Статьей 294 ГПК РСФСР (в редакции законов РФ) также предусматривалось право проверить решение суда 1 инстанции в полном объеме в интересах законности.

При этом перечня случаев (или порядка определения) интересов законности ГПК РСФСР не содержал; не содержит их и ГПК РФ.

В своем Постановлении от 24.08.1982 (с последующими изменениями) Пленум Верховного Суда РФ привел частные случаи права суда выйти за пределы жалобы в интересах законности – нарушения норм процессуального права, влекущие безусловную отмену судебного решения (ч. 2 ст. 308 ГПК РСФСР).

В Определении от 27 июня 2003 г. № 5-В03-59 Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ указала, что право у кассационной инстанции выйти за пределы имеется и когда необходимое обеспечить по рассматриваемому делу правильное применение норм материального права, - и это право одновременно является обязанностью суда.

То есть, на основании толкования высшей судебной инстанцией право проверки решения суда 1 инстанции в полном объеме в интересах законности, независимо от доводов жалобы, является, по сути, его обязанностью для правильного применения как норм процессуального, так и материального права.

Данная позиция Верховного Суда позволила кассационной инстанции Псковского областного суда по моему делу отменить решение суда 1 инстанции в части, которая не была обжалована ни одним лицом, участвующим в деле. При этом, суд 2 инстанции мотивировал свое решение неправильным применением норм материального права, что по мнению надзорного судьи дает право проверить решение суда 1 инстанции в полном объеме в интересах законности, даже без наличия кассационной жалобы на эту часть решения.

Таким образом, частью 2 статьи 347 ГПК РФ (в свете правоприменительной практики) нарушаются основополагающие принципы судебного разбирательства – состязательности и равноправия сторон.

По этим же основаниям данная норма ГПК РФ нарушает и требования Европейской Конвенции о справедливости судебного разбирательства.

Кроме того, данной нормой нарушается статья 6 ЕКПЧ в свете требований преамбулы Конвенции.

Как неоднократно указывал Европейский Суд разбирательство в судах должно основываться на ясно и четко изложенных процессуальных нормах, которые позволяли бы любому возможность предвидеть в разумных пределах юридические последствия применения данной нормы.

93. Понятие закона (вмешательство, «предусмотренное законом»). «Национальная "правовая норма", будь то статутное или прецедентное право (...), должна быть сформулирована с достаточной степенью четкости, чтобы заинтересованные лица могли, получив при необходимости юридическую консультацию по делу, предвидеть в разумных пределах те последствия, которые может повлечь за собой конкретное действие. Закон, предоставляя широкую свободу оценки, не вступает в противоречие с этим требованием, при условии, что пределы усмотрения, предопределенные правомерной целью, ради которой он издан, указаны достаточно ясно, с тем, чтобы обеспечить адекватную защиту индивида от произвольного вмешательства» (Wingrove, 40).

108. Выражение «предусмотрено законом». Качество кон­кретного закона. Доступность закона и возможность предвидения последствий его применения. Пределы свободы усмотрения испол­нительной власти. «Чтобы отвечать этим требованиям, внутреннее право должно располагать определенной защитой от произвольных посягательств со стороны Государства на права, гарантированные Конвенцией, поскольку речь идет о вопросах, затрагивающих фун­даментальные права, то если бы закон предоставил исполнительной власти право самостоятельно устанавливать пределы усмотрения, то он вступил бы в противоречие с принципом верховенства права, яв­ляющимся одним из основных принципов демократического обще­ства, закрепленных Конвенцией. Вследствие этого закон должен оп­ределить пределы и способы осуществления такого рода полномочий с достаточной степенью ясности.

Уровень точности внутреннего законодательства — а оно не в состоянии предусмотреть всех возможных случаев, — во многом зависит от текста закона, определения сферы его действия и количе­ства и статуса его адресатов» (Hassan et Tchaouch, 84).

117. Надзор за законностью и точность закона. «Закон, опре­деляющий соответствующие полномочия, сам по себе не является несовместимым с указанным требованием, при условии, что преде­лы и способы осуществления такого рода полномочий, с учетом правомерности преследуемой цели, указаны с достаточной степенью ясности, с тем, чтобы лицу была предоставлена адекватная защита от произвольного вмешательства» (М. et R. Andersson, 75).
Часть 2 статьи 347 ГПК РФ не содержит необходимых пределов (границ) применения права выхода за пределы жалобы, что создает свободное усмотрение судебных органов на применение указанного права, которое граничит с судебным произволом.

Между тем, в арбитражном процессе необходимые пределы определены и изложены с достаточной ясностью.

Статья 268 АПК РФ предоставляет выйти за пределы апелляционной жалобы только при наличии возражений лиц, участвующих в деле, и (или) при нарушении судом 1 инстанции норм процессуального права, при которых решение подлежит безусловной отмене. В кассационной инстанции право выхода за пределы жалобы предоставлено только в случаях, поименованных в самом арбитражном процессуальном кодексе (ст. 286), в т.ч. при существенных процессуальных нарушениях, влекущих безусловную отмену.

Поэтому, данное различие также нарушает конституционный принцип равенства прав граждан, ставя их конституционное право на судебную защиту в зависимости от нахождения спора в разных ветвях судебной власти.

Таким образом, отсутствие четкости и ясности в части 2 статье 347 ГПК РФ, раскрывающее правовую категорию «интересы законности», нарушает конвенционное требование верховенства права при судебном разбирательстве в кассационной инстанции.
3) Часть 2 статьи 366 ГПК РФ указывает на содержание кассационного определения, где, в частности, должны быть изложены мотивы, по которым суд пришел к своим выводам, и ссылки на законы, которыми суд руководствовался.

Судебная практика показывает, что данное положение истолковывается как необходимость обоснования решения лишь нормами материального права и их правильным применением.

Мотивы, а тем более законные случаи, по которым суд вышел за пределы кассационной жалобы в интересах законности, судами не приводятся; в некоторых решениях приводится лишь цитирование соответствующей нормы ГПК (данный вывод сделан из анализа решений судов общей юрисдикции, имеющихся в ИПС «Консультант +»).

В моем деле данный вывод красноречиво подтверждается – кассационная инстанция Псковского областного суда вообще никак не мотивировала законность отмены судебного решения в части, не обжалованной сторонами, и не сослалась ни на одно законное основание наличия «интересов законности».



Отсутствие необходимой мотивации в судебном акте является нарушением не только конституционного принципа правового государства, но и международных правозащитных норм.

509. Справедливый процесс (по гражданскому делу). Мотива­ция решений. Включение в решение административного суда мо­тивов, предоставленных административной властью. «Понятие справедливого процесса требует, чтобы внутренний суд, который только кратко мотивировал свое решение, будь это только посредст­вом включения мотивов, предоставленных судом первой инстанции или иным образом, реально рассмотрел существенные вопросы, ко­торые перед ним были поставлены, и чтобы он не довольствовался утверждением без оговорок заключений суда первой инстанции. Это требование является более важным, если сторона не смогла предста­вить свое дело устно во внутреннем процессе. Суд полагает, однако, что в данном случае было удовлетворение (требования) и что об­стоятельства, на которые ссылается заявитель, не сделали неспра­ведливым обжалуемое производство». (Helle, 60).

510. Справедливое судебное разбирательство (по граждан­скому делу). Мотивация решений. Ответ на доводы участников судебного разбирательства. «Суд напоминает, что, в соответствии с его постоянной практикой, отражающей принцип, связанный с хо­рошим осуществлением правосудия, судебные решения должны указывать достаточным образом мотивы, на которых они основыва­лся. Объем этой обязанности может изменяться в зависимости от природы решения и должен рассматриваться в свете обстоятельств каждого дела. Если статья 6 п. 1 обязывает суды мотивировать свои решения, она не может толковаться как требующая подробного от­вета на каждый аргумент (довод). Так, отклоняя жалобу, апелляци­онный суд может, в принципе, ограничиться собственными мотива­ми при принятии решения». (Garcia Ruiz, 26).

511. Справедливое судебное разбирательство (по граждан­скому делу). Мотивация решений. Рассмотрение трудовых спо­ров. Отказ Кассационного суда принять довод, основанный на на­рушении европейской директивы по той причине, что речь шла о новом доводе. Явная ошибка в оценке. Различия между аргументом и доводом. Анализ жалоб, поданных заявителями в апелляционный суд: причем последние ограничиваются простой ссылкой на евро­пейскую директиву. «Суд хочет подчеркнуть, что для выполнения своей задачи суды должны достигнуть сотрудничества сторон, кото­рые, в пределах возможного, обязаны выразить свои требования яс­но, не двусмысленно и разумно их структурировать».

«Если статья 6 обязывает суды мотивировать свои решения, эта обязанность не может пониматься как требующая подробного ответа на каждый аргумент (довод)».

«Отныне суд считает, что, не отвечая на простой аргумент, ос­таваясь лишенным влияния на спорный вопрос, апелляционный суд не допустил никакого дефекта мотивации.

Учитывая то, что предшествует, Суд считает, что было неиз­бежно то, что рассматриваемый кассационный довод будет рассмот­рен как новый Кассационным судом. Конечно, Кассационный суд мог заранее объяснить свою позицию и провести различие между доводами и аргументами, представленными заявителями. Выбирая лаконичный ответ, постановление Кассационного суда может, в дей­ствительности, дать повод для неясности и обязывает Суд заняться глубоким изучением дела, чтобы убедиться, что правила справедли­вого процесса не были не признанными». (Jahnke et Lenoble, Dec.).
Согласно статье 387 ГПК РФ основаниями для отмены судебных постановлений нижестоящих судов в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

Согласно разъяснению Пленума Верховного Суда РФ от 23 января 2003 года существенность нарушения норм процессуального права должна устанавливаться по правилам статьи 364 ГПК РФ, где указываются нарушения, влекущие безусловную отмену судебных постановлений; другие нарушения признаются существенными и влекут отмену – если они привели или могли привести к неправильному разрешению дела.

Из системного толкования статей 362-364 ГПК РФ следует, что неправильным разрешением дела считаются нарушения, которые повлекли неправильное применение норм материального права.

Пленум Верховного Суда в своем Постановлении от 10 октября 2003 года указал на то, что нарушение норм международного права и договоров может (но не является основанием к безусловной отмене !) являться основанием к отмене судебного акта.

То есть согласно статье 387 ГПК РФ (в свете правоприменительной практики) нарушение норм ЕКПЧ, в части процессуальных требований, не признается существенным нарушением норм материального права и не влечет безусловную отмену судебных постановлений.

Между тем, АПК РФ нарушение норм ЕПКЧ устанавливает в качестве основания для отмены судебных постановлений в любом случае (ст. 292 и ст. 311).

То есть, конвенционные права в одном случае действуют непосредственно, в соответствии с требованиями Конституции РФ (в арбитражных судах), в другом случае (в судах общей юрисдикции) – только при легимитации со стороны судей.

Таким образом, статья 387 ГПК РФ нарушает не только конституционные права гражданина на гарантированность судебной защиты и охрану достоинства личности от неправосудных решений, но конвенционные права на справедливое судебное разбирательство.

На основании изложенного ПРОШУ:



Признать часть 3 статьи 45, часть 1 статьи 344, часть 2 статьи 347, часть 2 статьи 366, статью 357, статью 387 не соответствующими части 4 статьи 15, части 1 и 2 статьи 19, статье 21, части 1 статьи 46 и статье 123 Конституции РФ.

Приложение (документы в 3 экземплярах):

  1. Жалоба с выпиской норм из оспариваемого федерального закона;

  2. Решение Великолукского городского суда от 11.05.2006 г.

  3. Кассационная жалоба с возражениями на нее;

  4. Кассационное определение Псковского областного суда от 18.07.2006 г. с определением от 05.09.2006 г. об исправлении описки;

  5. Надзорная жалоба с Определением об отказе в передаче дела от 01.11.2006 г.;

  6. Надзорное ходатайство с ответом и.о. председателя областного суда от 22.11.2006 г.

  7. Квитанция госпошлины.


10.01.2007 г.

В.В. Петров


14 ноября 2002 года N 138-ФЗ




ГРАЖДАНСКИЙ ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Принят

Государственной Думой

23 октября 2002 года
Одобрен

Советом Федерации

30 октября 2002 года
(в ред. Федеральных законов от 30.06.2003 N 86-ФЗ, от 07.06.2004 N 46-ФЗ, от 28.07.2004 N 94-ФЗ, от 02.11.2004 N 127-ФЗ, от 29.12.2004 N 194-ФЗ, от 21.07.2005 N 93-ФЗ, от 27.12.2005 N 197-ФЗ, от 05.12.2006 N 225-ФЗ,

с изм., внесенными Постановлениями Конституционного Суда РФ от 18.07.2003 N 13-П, от 27.01.2004 N 1-П, от 25.02.2004 N 4-П, от 26.12.2005 N 14-П, Определением Конституционного Суда РФ от 13.06.2006 N 272-О)

Статья 45. Участие в деле прокурора

3. Прокурор вступает в процесс и дает заключение по делам о выселении, о восстановлении на работе, о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, а также в иных случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и другими федеральными законами, в целях осуществления возложенных на него полномочий. Неявка прокурора, извещенного о времени и месте рассмотрения дела, не является препятствием к разбирательству дела.


Статья 344. Возражения относительно кассационных жалобы, представления

1. Лица, участвующие в деле, вправе представить возражения в письменной форме относительно кассационных жалобы, представления с приложением документов, подтверждающих эти возражения.


Статья 347. Пределы рассмотрения дела в суде кассационной инстанции

2. Суд кассационной инстанции в интересах законности вправе проверить решение суда первой инстанции в полном объеме.


Статья 357. Объяснения лиц, участвующих в деле, в суде кассационной инстанции

После доклада председательствующего или одного из судей суд кассационной инстанции заслушивает объяснения явившихся в судебное заседание лиц, участвующих в деле, их представителей. Первым выступает лицо, подавшее кассационную жалобу, или его представитель либо прокурор, если им принесено кассационное представление. В случае обжалования решения суда обеими сторонами первым выступает истец.


Статья 366. Содержание кассационного определения

2. В кассационном определении должны быть указаны:



1) дата и место вынесения определения;

2) наименование суда, вынесшего определение, состав суда;

3) лицо, подавшее кассационные жалобу, представление;

4) краткое содержание обжалуемого решения суда первой инстанции, кассационных жалобы, представления, представленных доказательств, объяснений лиц, участвующих в рассмотрении дела в суде кассационной инстанции;

5) выводы суда по результатам рассмотрения кассационных жалобы, представления;

6) мотивы, по которым суд пришел к своим выводам, и ссылка на законы, которыми суд руководствовался.

..
Статья 387. Основания для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений нижестоящих судов в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.







Конституционный Суд Российской Федерации


от

Петрова Владимира Владимировича

Псковская область, г. Великие Луки,

ул. Гастелло, д. 6, кв. 46
адрес для направления корреспонденции:

Псковская область, г. Великие Луки,

ул. Дружбы, д. 9, к. 2, кв. 60 (Козыреву Д.Е.)



ХОДАТАЙСТВО

в порядке статьи 42 ФКЗ «О Конституционном Суде РФ»

В связи с тем, что в настоящее время возбуждено исполнительное производство о моем выселении из жилого помещения (которое приостановлено до 01 февраля 2007 года на основании определения Великолукского городского суда от 28 ноября 2006 года) и учитывая затрагивание судебными решениями моего конституционного права, а также принимая во внимание факт грубых нарушений основополагающих принципов справедливого судебного разбирательства,


ХОДАТАЙСТВУЮ
об обращении Высокого суда в Великолукский городской суд о приостановлении действия Кассационного определения Судебной коллегии по гражданским делам Псковского областного суда от 18 июля 2006 г.

10.01.2007 г.

В.В. Петров







Конституционный Суд Российской Федерации


от

Петрова Владимира Владимировича

Псковская область, г. Великие Луки,

ул. Гастелло, д. 6, кв. 46
адрес для направления корреспонденции:

Псковская область, г. Великие Луки,

ул. Дружбы, д. 9, к. 2, кв. 60 (Козыреву Д.Е.)



ТРЕТЬЕ ОБРАЩЕНИЕ
Обращаюсь с повторным требованием о принятии решения по моей жалобе непосредственно Конституционным Судом РФ в порядке статьи 40 ФКЗ О Конституционном Суде.

Законом не предоставлено право Секретариату возвращать повторно жалобы «для информирования» и прочего, если заявитель настаивает на принятии решения по его жалобе Высоким Судом.

Повторно также сообщаю, что в своей жалобе я не прошу проверить оспариваемые положения ГПК РФ на предмет их соответствия нормам международного права.

Я указываю почему примененные в моем деле нормы ГПК РФ не соответствуют Конституции РФ; и привожу этому свое обоснование, в т.ч. со ссылками на прецедентные решения Европейского Суда по правам человека.

Ссылки на данные решения делает и Конституционный Суд РФ в своих решениях для дополнительного подтверждения справедливости своей позиции.
С учетом изложенного НАПРАВЛЯЮ в третий раз свою жалобу и ТРЕБУЮ соблюдения положения федерального конституционного закона при рассмотрении моей жалобы.

02.05.2007 г.

В.В. Петров



КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 декабря 2007 г. N 831-О-О
ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА ПЕТРОВА ВЛАДИМИРА ВЛАДИМИРОВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ЧАСТЬЮ ТРЕТЬЕЙ СТАТЬИ 45, ЧАСТЬЮ ПЕРВОЙ СТАТЬИ 344, ЧАСТЬЮ ВТОРОЙ СТАТЬИ 347, СТАТЬЕЙ 357, ЧАСТЬЮ ВТОРОЙ СТАТЬИ 366 И СТАТЬЕЙ 387 ГРАЖДАНСКОГО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, А.Л. Кононова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев по требованию гражданина В.В. Петрова вопрос о возможности принятия его жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:
1. Определением судебной коллегии по гражданским делам Псковского областного суда от 18 июля 2006 года решение Великолукского городского суда Псковской области от 11 мая 2006 года было частично отменено и вынесено новое решение, которым в удовлетворении иска гражданина В.В. Петрова к администрации города Великие Луки о признании служебного ордера недействительным отказано, договор найма специализированного жилого помещения с ним расторгнут и он выселен из занимаемой квартиры без предоставления другого жилого помещения. В передаче дела для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции по надзорной жалобе В.В. Петрова отказано.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации В.В. Петров оспаривает конституционность следующих положений Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации:

части третьей статьи 45 и статьи 357 об участии в деле прокурора и об объяснениях лиц, участвующих в деле, в суде кассационной инстанции, как предоставляющих прокурору право участия в судебном заседании вне зависимости от наличия необходимости обеспечения прав граждан или защиты государственных интересов, а также не регламентирующих процедуру участия прокурора в суде кассационной инстанции для дачи заключения;

части первой статьи 344 о возражениях относительно кассационной жалобы, представления, как не обязывающей прокурора, принимающего участие в заседании суда кассационной инстанции, предоставлять письменные возражения в суд в случае несогласия с заключением прокурора, данным в суде первой инстанции;

части второй статьи 347 о пределах рассмотрения дела в суде кассационной инстанции, как не содержащей ограничений права суда выйти за пределы кассационной жалобы и проверить решение суда первой инстанции в полном объеме;

части второй статьи 366 о содержании кассационного определения, как не обязывающей суд указывать в кассационном определении мотивы, по которым он пришел к выводу о необходимости выхода за пределы кассационной жалобы;

статьи 387 об основаниях для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора, как не признающей нарушение нижестоящим судом норм Конвенции о защите прав человека и основных свобод существенным нарушением норм материального права, влекущим безусловную отмену судебного постановления.

Данные нормы, по мнению заявителя, не соответствуют статьям 15 (часть 4), 19 (части 1 и 2), 21, 46 (часть 1) и 123 Конституции Российской Федерации.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные В.В. Петровым материалы, не находит оснований для принятия его жалобы к рассмотрению.

2.1. Как следует из жалобы, нарушение своих конституционных прав, в частности права на судебную защиту и принципа осуществления судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон, заявитель усматривает в том, что прокурор принимал участие в деле о выселении, в том числе на стадии производства в кассационной инстанции, и давал заключение по делу после объяснений лиц, участвующих в деле.

В соответствии со статьей 34 ГПК Российской Федерации прокурор отнесен к лицам, участвующим в деле, а его процессуальные права, закрепленные в статье 45 ГПК Российской Федерации во взаимосвязи с положениями глав 15 и 40 данного Кодекса, включают право выступать с заключением по делу. В делах о выселении, как имеющих особое социальное значение, прокурор выступает в качестве защитника интересов лиц, участвующих в деле, интереса законности, поэтому сам по себе факт его участия в делах данной категории и дачи заключения по делу не нарушает право граждан на судебную защиту, принцип равноправия и состязательности сторон в судопроизводстве, закрепленные в статьях 46 (часть 1) и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации.

Заключение прокурора, вопреки утверждению заявителя, не может предопределять позицию суда по конкретному делу, которая должна формироваться в результате установления фактических обстоятельств, а также беспристрастного, всестороннего и полного исследования всех материалов и доказательств, заслушивания мнений, доводов сторон и других лиц, участвующих в деле. Следовательно, участие прокурора в судебном разбирательстве, в том числе в суде кассационной инстанции, само по себе не может рассматриваться как препятствие для реализации заявителем в полном объеме своих прав как стороны в процессе.

Утверждение заявителя о нарушении его конституционных прав частью первой статьи 344 ГПК Российской Федерации, как не обязывающей прокурора при рассмотрении дела в кассационном порядке представлять письменные возражения при несогласии с позицией прокурора, участвовавшего в рассмотрении дела в суде первой инстанции, не может быть принято во внимание Конституционным Судом Российской Федерации, поскольку заявителем, вопреки требованиям статьи 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", не представлены документы, свидетельствующие о том, что позиция прокурора, участвовавшего в рассмотрении дела в суде кассационной инстанции, отличалась от позиции, изложенной прокурором в заключении, данном по делу в суде первой инстанции.

Что касается статьи 357 ГПК Российской Федерации, то она, как содержащая общие положения об очередности объяснений лиц, участвующих в деле, в суде кассационной инстанции, не может быть признана нарушающей конституционные права заявителя.

2.2. В соответствии с частью второй статьи 347 и пунктом 6 части второй статьи 366 ГПК Российской Федерации суд кассационной инстанции в интересах законности вправе проверить решение суда первой инстанции в полном объеме и в кассационном определении указать мотивы, по которым суд пришел к своим выводам, и дать ссылку на законы, которыми он руководствовался.

Данные статьи, направленные в системной связи с другими положениями главы 40 ГПК Российской Федерации на реализацию статьи 46 Конституции Российской Федерации, а также на исправление в кассационном порядке возможной судебной ошибки в решениях судов первой инстанции, не могут расцениваться как нарушающие конституционные права заявителя. Право же суда кассационной инстанции проверить решение суда первой инстанции в полном объеме в интересах законности - при том что кассационное определение должно содержать мотивы, по которым суд пришел к выводу о необходимости выхода за пределы кассационной жалобы, - не выходит за рамки дискреционных полномочий суда по осуществлению правосудия.

2.3. Статья 387 ГПК Российской Федерации называет существенные нарушения норм материального или процессуального права основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора.

Как разъяснил Верховный Суд Российской Федерации в Постановлении от 10 октября 2003 года N 5 "О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации", при осуществлении правосудия суды должны иметь в виду, что по смыслу части 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации, статей 330, 362 - 364 ГПК Российской Федерации неправильное применение судом общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации может являться основанием к отмене или изменению судебного акта (пункт 9).

Таким образом, вопреки утверждению заявителя, нарушение или неправильное применение норм международного права, которое привело или могло привести к неправильному разрешению дела нижестоящим судом, является для суда надзорной инстанции основанием для отмены или изменения данного судебного решения.

Решение же поставленного в жалобе вопроса о признании нарушения норм международного права в качестве безусловного основания для отмены или изменения судебного решения в порядке надзора, равно как и проверка законности и обоснованности судебных решений, в том числе с точки зрения соблюдения судом в ходе рассмотрения дела вытекающей из статьи 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьей 46 обязанности обеспечивать справедливое и беспристрастное разрешение спора, предоставляя сторонам равные процессуальные возможности для отстаивания своих прав и законных интересов, а также исследование и оценка фактических обстоятельств дела относятся к полномочиям судов общей юрисдикции и не могут быть осуществлены Конституционным Судом Российской Федерации в силу статьи 125 Конституции Российской Федерации и статьи 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:


1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Петрова Владимира Владимировича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.


Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН






Конституционный Суд Российской Федерации

г. Санкт-Петербург, Сенатская площадь, д. 1


Заявитель:




Петров Владимир Владимирович

Псковская область, г. Великие Луки,

пр-кт Октябрьский, д. 33, к. 1, кв. 53




ХОДАТАЙСТВО

о разъяснении решения
Я обращался с жалобой на положения ГПК РФ, и по моему обращению Высокий Суд вынес Определение № 831-О-О от 18 декабря 2007 года.

В частности, в Определении указано:



«2.2. В соответствии с частью второй статьи 347 и пунктом 6 части второй статьи 366 ГПК Российской Федерации суд кассационной инстанции в интересах законности вправе проверить решение суда первой инстанции в полном объеме и в кассационном определении указать мотивы, по которым суд пришел к своим выводам, и дать ссылку на законы, которыми он руководствовался.

Данные статьи, направленные в системной связи с другими положениями главы 40 ГПК Российской Федерации на реализацию статьи 46 Конституции Российской Федерации, а также на исправление в кассационном порядке возможной судебной ошибки в решениях судов первой инстанции, не могут расцениваться как нарушающие конституционные права заявителя. Право же суда кассационной инстанции проверить решение суда первой инстанции в полном объеме в интересах законности - при том что кассационное определение должно содержать мотивы, по которым суд пришел к выводу о необходимости выхода за пределы кассационной жалобы, - не выходит за рамки дискреционных полномочий суда по осуществлению правосудия.»
Я обратился в Псковский областной суд с заявлением о пересмотре кассационного определения от 18 июля 2006 г., которым было отменено решение городского суда в необжалуемой сторонами части.

В обоснование заявления мною было указано, что в соответствии с вышеуказанным Определением Конституционного Суда РФ кассационная инстнация должна указать мотивы, по которым она вышла за пределы кассационной жалобы и отменила ту часть решения суда 1 инстанции, которая не обжаловалась ни истцом, ни ответчиком.



Определением от 10 июня 2008 г. Псковский областной суд отказал в удовлетворении заявления, указав что в кассационном определении указано об ошибочности выводов суда 1 инстанции, обусловленных неправильным применением материального закона, - это и есть мотив необходимости выхода за пределы кассационной жалобы в интересах законности.
В связи с изложенным возникла неясность решения Конституционного Суда в данной части:

  • является ли мотивом выхода за пределы кассационной жалобы мотивы нарушения судом 1 инстанции норм материального права?

  • может ли в рамках своих дискреционных полномочий кассационная инстанция проверить решение суда 1 инстанции в части, которая не обжаловалась ни одной из сторон процесса, и вынести решение, которым ухудшается положение кассатора?


Моя позиция состоит в следующем.
1. Как указал Верховный Суд РФ в своем Определении от 17 августа 2001 г. № 53-Г01-9:

"Под интересами законности, которые дают суду, рассматривающему дело в кассационном порядке, основания для выхода за пределы кассационной жалобы, следует, в частности, понимать необходимость обеспечить по рассматриваемому делу правильное применение норм материального права и в первую очередь - положений Конституции Российской Федерации, регулирующих возникшие по данному делу правоотношения.

Изложенное вытекает из статьи 2 Гражданского процессуального кодекса РСФСР (в ред. Федерального закона, принятого 7 июля 2000 г.), согласно которой одной из задач гражданского судопроизводства является правильное рассмотрение и разрешение гражданских дел, а гражданское судопроизводство должно способствовать укреплению законности и правопорядка.

Обеспечение правильного применения по рассматриваемому делу положений Конституции Российской Федерации и других норм материального права является публично-правовой обязанностью суда. Выполнение судом этой публично-правовой обязанности не может быть поставлено в зависимость от частной позиции лица, участвующего в деле, изложенной в его кассационной жалобе".

В тоже время Верховный Суд в определении также привел мотив необходимости выхода за пределы кассационной жалобы законодательного органа:



«То обстоятельство, что постановление Законодательного Собрания Красноярского края признается недействительным по иному, чем указано в заявлении прокурора, основанию, не препятствует суду кассационной инстанции в вынесении по делу именно такого решения.

Постановление Законодательного Собрания является публично-правовым актом. В случае оспаривания в суде акта органа государственной власти, имеющего публично-правовое значение, его законность (соответствие Конституции Российской Федерации, не противоречащим ей федеральным законам, иным правовым актам, имеющим более высокую юридическую силу) проверяется судом независимо от оснований оспаривания, указанным в заявлении лица, обратившегося в суд.

Связанность суда при рассмотрении и разрешении дела об оспаривании акта, имеющего публично-правовое значение, основаниями, указанными заявителем, означала бы - в тех случаях, когда эти основания ошибочны или неполны, но имеются другие основания, влекущие недействительность акта, - допустимость признания решением суда, которое по вступлении в законную силу становится на основании статьи 6 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации" обязательным для всех, юридической силы такого акта, который в действительности противоречит Конституции Российской Федерации или иному нормативному правовому акту, имеющему более высокую силу. Такой подход противоречит принципу законности и является недопустимым.»

Таким образом, мотив необходимости выхода за пределы жалобы должен отдельно излагаться, помимо мотивов неправильного применения норм материального права судом 1 инстанции.
2. Считаю. как и в уголовном процессе, в гражданском судопроизводстве должен действовать общеправовой принцип «запрета поворота к худшему» (“non reformato in pejius” ).

В Гражданском процессуальном праве существуют два основополагающих принципа — принцип диспозитивности (который является частным проявлением состязательности) и принцип правильного разрешения дела (который является частным проявление принципа законности или принципа верховенста права).

Выход за пределы доводов кассационной жалобы является ограничением принципа диспозитивности в пользу принципа правильного разрешения дел, что как указал Конституционный Суд РФ соответствует конституционному предназначению осуществления правосудия.

Действительно кассационная инстанция создана для исправления судебных ошибок суда 1 инстанции, но в тоже время необходимо следовать первостепенной задаче гражданского судопроизводства — защите нарушенных прав и интересов обратившихся в суд. Достижение цели укрепления законности и правопорядка, необходимо не само по себе, такой результат судебной деятельности в правовом государстве нужен постольку, поскольку он создает благоприятные условия для реализации субъективных прав и ... интересов граждан и юридических лиц, поэтому произвольно широкий кассационный контроль совершенно недопустим (См. Арсёнов И.Г. Арбитражный процес: Проблемы кассационного пересмотра.-М.: Норма, 2004. С.-101).

Если ни одна из сторон не требует защиты своего права ввиду путем обжалования решения суда 1 инстанции, то кассационная инстанция не вправе брать на себя инициативу защиты.

(Подробное исследование данного вопроса содержится в книге Алиэскерова М.А. «Кассационное производство по гражданским делам: вопросы теории и практики.» Норма, 2005).

Как указал Конституционный Суд РФ в своем Постановлении от 05.02.2007 г. № 2-П:

«из конституционных принципов состязательности и равноправия сторон и связанного с ними принципа диспозитивности следует, что процессуальные отношения в гражданском судопроизводстве возникают, изменяются и прекращаются главным образом по инициативе непосредственных участников спорного материального правоотношения, имеющих возможность с помощью суда распоряжаться своими процессуальными правами, а также спорным материальным правом. При этом предполагается такое построение судопроизводства, при котором функция суда по разрешению дела отделена от функций спорящих перед судом сторон: осуществляя правосудие как свою исключительную функцию (статья 118, часть 1, Конституции Российской Федерации), суд обязан обеспечивать справедливое и беспристрастное разрешение спора, предоставляя сторонам равные возможности для отстаивания своих позиций, и потому не может принимать на себя выполнение их процессуальных функций.»

Таким образом, даже если сторона не согласна с решением суда, но не подала кассационную жалобу (а оспаривает правильность решения в своих возражениях на кассационную жалобу оппонента), то суд не вправе выносить окончательное решение по необжалуемой части решения.
В соответствии со статьей 83 ФКЗ «О Конституционном Суде РФ» прошу РАЗЪЯСНИТЬ Определение № 831-О-О от 18 декабря 2007 г. по вышеизложенным вопросам.

Приложение:

копия заявления о пересмотре кассационного определения



копия определения Псковского областного суда от 10 июня 2008 г.
______________ 2009 г.
В.В. Петров


Смотрите также:
Заявитель: Петров Владимир Владимирович
368.36kb.
1 стр.
Владимир владимирович маяковский
83.5kb.
1 стр.
Маяковский Владимир Владимирович
51.44kb.
1 стр.
П. П. Петров, А. М. Савенков, А. И. Савицкий, С. П. Петров, нпф
157.31kb.
1 стр.
Волгоградское муниципальное учреждение культуры «Централизованная система городских библиотек»
285.28kb.
1 стр.
Кривцов Владимир Ильич Кынев Александр Владимирович кандидат политических наук Любарев Аркадий Ефимович кандидат юридических наук Аналитический доклад
1924.48kb.
18 стр.
И. Ефимов, Д. Петров аркадий северный, советский союз! Игорь Ефимов, Дмитрий Петров
2939.32kb.
12 стр.
Петр Баренбойм, Гадис Гаджиев, Владимир Лафитский, Владимир Мау «Конституционная экономика»
6027.25kb.
23 стр.
Программа обновление гуманитарного образования в россии
3954.49kb.
19 стр.
Характеристика объекта лицензирования заявитель
11.08kb.
1 стр.
Ю. Н. Петров Научная школа «Непрерывное инженерно-педагогическое образование»
1152.91kb.
13 стр.
Владимир Козлов Владимир Майков Трансперсональный проект: психология, антропология, духовные традиции Том II. Российский трансперсональный проект Москва, 2007
5650.5kb.
32 стр.