Главная страница 1

Правда прошлого против исторических мифологем

Валерий Балаев


Истоки мифотворчества
Освоение исторического прошлого всегда является мучительным процессом отделения правды от вымысла. Правду отражают факты, а вымысел – исторические мифы. Создавая искажённое представление о прошлом народа, последние мешают объективной оценке исторического процесса. Возникновение и распространение мифов о русской истории связано с деятельностью отечественной прозападной интеллигенции, и играющих главную роль идеологов и публицистов Западной Европы и Запада в целом, всегда враждебно относившихся к русскому народу и России при всех формах нашей государственной жизни.

Национальное возрождение, укрепление русского национального самосознания невозможно без объективного осмысления своего прошлого. Обязательным условием этого является развенчание представлений о событиях и явлениях русской истории, не соответствующих исторической действительности.

Мифы о нашей истории создаются уже несколько столетий, подробный анализ их происхождения делался неоднократно (см., напр., H.Я. Данилевский “Россия и Европа”, Н. Н. Страхов “Борьба с Западом в нашей литературе”, Н. С. Трубецкой “Европа и человечество”, И. Р. Шафаревич “Русофобия”, Л. Н. Гумилёв “Древняя Русь и Великая степь”). Обобщая этот анализ можно утверждать, что эти мифы имеют целью пропаганду обоснованности (для западного общественного мнения) и неизбежности (для российского общественного мнения) колонизации России Западом. Особенно много таких мифов создано в ХIХ веке, возникали они и в период существования СССР, но особенно бурный расцвет исторической мифологии приходится на период “гласности” и современной “демократической” России. При этом в создании новых мифов патриотическая печать не уступает демократической. Официальная наука и идеология современной России занимается созданием и распространением исторических мифов более усиленно, чем воссозданием объективной картины нашего прошлого.

Антирусское мифотворчество охватывает все ключевые позиции русской истории, начиная с общих вопросов русской культуры (см. статью Г. Никишова в настоящем сборнике) и непременно включает важные моменты в военно-политической истории России. В настоящей статье рассмотрены некоторые исторические мифы, относящиеся к этой важнейшей стороне жизни нашей Родины и направленные, как и всё подобное мифотворчество, на разрушение русского национального самосознания.

“Антинациональный” характер реформ Петра Великого

Гениальным продолжателем дела Ивана Грозного во внешнеполитическом направлении и в укреплении мощного централизованного государства выступил Петр I. Противники петровских преобразований раньше, а патриотическая печать в последние годы навязывают обществу взгляд на петровские реформы как на ликвидацию отсталости России ценой утраты русской самобытности, отречения от прошлого и утраты исконно русских начал. В общественное сознание внедряется идея о том, что реформы Петра I были делом антинациональным и антипатриотическим.

Однако создатели этого мифа игнорируют то, что в конце XVII века решалась судьба России подобно тому, как она решалась в начале этого же века во время польско-шведского нашествия. Успешное осуществление петровских реформ укрепило независимость России, отстояло и обеспечило ее национальное и государственное существование. Угроза этому существованию в конце XVII века была совершенно реальной из-за увеличивающейся отсталости России от Европы и явной тенденции и способности Европы к колонизации России. Эту тенденцию выразил, например, знаменитый Лейбниц, приветствуя победу Карла XII над русскими под Нарвой и высказывая пожелание, чтобы “юный король установил свою власть в Москве и дальше вплоть до реки Амур” [1]. Подобное стремление вполне соответствовало духу многовекового немецкого “натиска на Восток”, начавшегося с вытеснения славян с их территорий на холодные, малопригодные для жития земли ещё до нашей эры. Планы колониальной экспансии в отношении России в XVII-XVIII веках вынашивались также в Англии, Швеции, Польше.

Авторитетные характеристики критического состояния, в котором оказалась Россия к началу царствования Петра Великого, привели С.М. Соловьев [1], В.О. Ключевский [2], Г.В. Плеханов, В.И. Лебедев, Е.В. Тарле [1] и многие другие. Большинство историков, считающихся с фактами, – старых русских, советских, иностранных – единодушны в таком выводе. Пушкин писал о Петре, что он



... над самой бездной,
На высоте, уздой железной
Россию поднял на дыбы.

Россия в конце XVII века действительно оказалась на краю бездны. В 1670 году, за 2 года до рождения Петра, Лейбниц разработал план создания Европейского союза, призванного обеспечить Европе вечный мир. Для этого естественная, по мнению Лейбница, завоевательная энергия стран Европы должна направиться в другие районы Земли. Каждая из крупных тогдашних держав по этому плану должна была получить свою зону колониальной экспансии: Англии и Дании предназначалась Северная Америка, Франции – Африка и Египет, Испании – Южная Америка, Голландии – Восточная Индия, Швеции – Россия [1]. Пушкин не преувеличивал опасность, когда изобразил Россию перед “бездной”. России действительно в конце XVII века угрожало колониальное рабство. Пушкинская “бездна” – не случайный взлёт поэтической фантазии, а гениально выраженное опасение за судьбу Родины. К счастью этого не случилось. Поднятая на дыбы железной уздой Петра Россия ценой страшного напряжения всех сил перемахнула через бездну.

Петровские преобразования не только позволили обеспечить государственную независимость России, сделав Россию великой державой и резко ускорив её развитие, но и послужили фундаментом, основой, источником всего развития России в XVIII веке. Петр I добился блестящих внешнеполитических успехов. После того как русский народ разгромил считавшуюся непобедимой шведскую армию, Россия небывало и надолго укрепила своё международное положение. Достаточно сказать, что в течение целого столетия на землю нашей Родины не смела ступить нога иноземного захватчика. Ни до, ни после Петра за всю историю России не было такого продолжительного времени прочно огражденной внешней безопасности русского государства. Огромное, часто решающее влияние России на международное положение сказывалось спустя много десятков лет после Петра. В конце XVIII века канцлер А.А. Безбородко говорил молодым русским дипломатам: “Не знаю, как будет при вас, при нас ни одна пушка в Европе без позволения нашего выпалить не смела”.

Среди тех, кто признает неизбежность и необходимость петровских реформ, некоторые читают, что они не стоили тягот и страданий, перенесённых русским народом. То есть поднимается вопрос о цене, которую пришлось заплатить русскому народу за петровские преобразования. При этом речь идёт лишь о масштабах жертв, а не о том, насколько они окупились. Историческая аксиома, в соответствии с которой без усилий и жертв никакой прогресс немыслим, что за прогресс надо платить, просто игнорируется. Наиболее последовательно доказывал чрезмерность тягот, выпавших русскому народу в период петровских реформ, П.Н. Милюков [3]. Он писал, что “ценой разорения страны Россия возведена была в ранг европейской державы”. Произвольно оперируя примитивной статистикой, Милюков доказывал, что в результате налоговой реформы Петра тяготы русского крестьянина возросли в три раза, а деятельность Петра разорила страну и привела к уменьшению её населения. Исследованиями С.Г. Струмилина, Е.В. Анисимова и многих других русских и зарубежных историков выводы Милюкова были убедительно опровергнуты [4]. Было доказано, что резкое увеличение бюджетных поступлений явилось следствием не утроения налоговых тягот каждого плательщика, а главным образом их перераспределения. Население России достигло к 1724 году 15 миллионов человек (в 1678 г. имелось 5,6 миллиона жителей) [5]. Произошло не разорение страны, а рост её экономического могущества. К 1725 г. была создана крупная промышленность, насчитывавшая до 300 предприятий. Если в 1700 г. выплавлялось 150 тысяч пудов чугуна, то в 1725 г. – 800 тысяч пудов. Зависимость России от импорта в результате деятельности Петра I или существенно сократилась, или прекратилась. Более того, Россия начала вывозить в зарубежные страны железо, высоко ценимое в Англии и Голландии, полотно и др. Так, если в 1700 г. в Россию из Швеции ввезли 35 тысяч пудов русского железа, то в 1726 года только через Петербург и Ригу за границу продали более 55 тысяч пудов русского железа. С 1712 года Россия перестала закупать в Европе оружие. К 1725 г. вывоз товаров из России, составлявший 4,2 миллиона рублей, вдвое превысил ввоз [1,2].

В истории России, да и во всей истории человечества трудно найти более яркий, убедительный и воодушевляющий пример смелой, целеустремленной деятельности по стремительному преобразованию великой страны, оказавшейся из-за рокового стечения обстоятельств на краю пропасти под угрозой гибели.

“Временщик” Потёмкин

С середины Х1Х века зародилась версия о Г.А. Потёмкине, как о “бездарном военачальнике”, “завистливом временщике”, “сибарите, проводящем время в хандре и лени”, “фаворите, осыпанном милостями императрицы”. Однако истинная роль этого замечательного государственного и военного деятеля России, талантливого администратора и дипломата даёт ему неоспоримое право на выдающееся место в отечественной истории. Если под руководством Петра I была решена первая из главных внешнеполитических задач, стоявших перед страной ещё со времени образования Российского централизованного государства – овладение выходом к Балтийскому морю, то под руководством Потёмкина была решена вторая задача – закрепление России на берегах Чёрного моря и освоение огромных плодородных территорий Юга России.

С 1774 года до своей смерти в 1791 году Потёмкин был соправителем Екатерины II, определяя всю внутреннюю и внешнюю политику России. Будучи человеком русской культуры и глубоко понимая национальные задачи и интересы, он оказывал на Екатерину II, немку по происхождению, соответствующее влияние. Масштаб личности и размах деятельности Потёмкина особенно ярко проявился в руководстве Военной коллегией в 1774-1791г.г., освоении Причерноморья в 1776-1791 г.г. и в русско-турецкой войне 1787-1791 г.г.

Боевая и полководческая деятельность Г.А. Потёмкина началась в русско-турецкую войну 1768-1774 г.г. После сражений у Хотина в 1769 г. он был произведен в генерал-майоры “за оказанную храбрость и опытность в военных делах” [6]. Под руководством П.А. Румянцева в 1770-1771 г.г. и в 1773 году Потёмкин участвовал в 15 сражениях, внеся свой вклад в блестящие победы русской армии при Ларге, Рябой Могиле и Кагуле. За успешные боевые действия он был произведен в генерал-поручики.

В 1774 году по рекомендации П.А. Румянцева Г.А. Потёмкин назначается вице-президентом Военной коллегии, фактически возглавив ее до своего назначения президентом в 1784 году. На этом посту он проводит глубокую реформу русской армии, затрагивающую формирование, обучение, обмундирование, содержание и боевую подготовку войск. Потёмкин, как выдающийся военный реформатор, смело опережает установки, принятые в западноевропейских армиях того времени. Им впервые в мире были созданы такие рода войск, как стратегическая конница и егерские корпуса, разработаны положения о стратегическом резерве и взаимодействии армии и флота. [7, 8].

Проводя широкие реформы армии, Потёмкин опирался на взгляды своего учителя П.А. Румянцева, на огромный боевой опыт предшествующих десятилетий. Деятельность Потёмкина по реформированию армии явилась развитием идей Петра I применительно к новым условиям и обеспечила блестящие победы русской армии в 1787-1791 г.г. Реформы Потёмкина позволили в полной мере раскрыться полководческому гению А.В. Суворова, флотоводческому искусству Ф.Ф. Ушакова, и во многом обусловили превращение русской армии к концу XVIII века в сильнейшую и наиболее боеспособную армию мира.

В решении великой исторической задачи – возвращении России на берега Чёрного моря Г.А. Потёмкину принадлежит определяющая роль. Она выразилась в заселении и хозяйственном освоении новых губерний в Причерноморье в 1776-1787 гг., присоединении Крымского ханства (Крым, Кубань) к России в 1782-1783 гг., создании Черноморского флота в 1778-1787гг. и, наконец, в победоносной войне 1787-1791гг.

Присоединение к России Крымского ханства было облегчено результатами русско-турецкой войны 1768-1774 гг. По окончании войны в ряде стратегических пунктов ханства были размещены русские гарнизоны, однако Турция не оставляет попыток вырвать Крымское ханство из-под влияния России и вернуться к положению, существовавшему до 1768 года. Потёмкин прекрасно понимал стратегическое значение Крымского ханства для южных границ России и явился инициатором присоединения Крыма к России. В течение 1782-83 гг. Потёмкин руководит завершением многолетней борьбы за присоединение Крыма и Кубани к России. Потёмкин проявил себя при этом выдающимся организатором и талантливым дипломатом, обеспечившим успешный результат почти без применения военных мер.

Заслуги Потёмкина были отмечены Екатериной II 8 июня 1787 года: она приказала “Сенату заготовить похвальную грамоту с означением подвигов Господина Генерал-Фельдмаршала Князя Григория Александровича Потёмкина в присоединении Тавриды к Империи Российской, в успешном заведении хозяйственной части и населении губернии Екатеринославской, в строении городов и в умножении морских сил на Чёрном море, с прибавлением ему наименования Таврического” [9].

Спустя 10 лет в Гамбургском журнале “Минерва” появился памфлет “Потёмкин Таврический”, получивший широкое хождение в Западной Европе [10]. Автор памфлета объявил несостоятельными все военно-административные и экономические мероприятия Потёмкина и изобразил все то, что было построено на юге России, в виде бутафории – пресловутых “потёмкинских деревень”. Автор мифа о “потемкинских деревнях” – секретарь саксонского посольства в Петербурге в 1787-1796 г.г. Г.А. Гельбиг [10]. Саксонский дипломат собрал слухи и сплетни, которые распускались противниками Потёмкина, и литературно оформил их. Миф о “потёмкинских деревнях” пришелся очень кстати западноевропейским дипломатам, позволяя им указывать на пугающую мощь России и, в то же время, говорить о мнимости этой мощи. Либеральные русские историки второй половины XIX века слишком доверчиво и некритически отнеслись к сообщаемым Гельбигом сведениям и способствовали распространению мифа, дожившего до наших дней. Ни в одном из научных учебных курсов русской истории, изданных как до революции, так и в советское время, нет правдивой оценки деятельности Г.А. Потёмкина: либо умолчание, либо повторение измышлений Гельбига. В дореволюционное время традицию завершил В. О. Ключевский, упомянув в своем курсе русской истории (том V) два раза имя Потёмкина, и оба раза в крайне уничижительным духе [11].

Что же было сделано Потёмкиным на юге России до начала русско-турецкой войны 1787-1791 г.г.? Первым результатом его деятельности явилось то, что население Азовской и Новороссийской губерний, входивших в Екатеринославское наместничество, увеличилось с 1777 г. по 1787 г. с 200 тысяч до 725 тысяч душ обоего пола (заметим, что все население России по ревизии 1782 года составило 28 млн. человек). Для быстрейшего заселения края Потёмкиным был издан указ о невыдаче владельцам беглых крестьян, если они пересекали границу наместничества. Кроме того, для заселения края Потёмкин вызывал раскольников, иностранных колонистов-немцев, греков и армян из Крыма, старался удержать мусульман от выселения в Турцию. Много земель было роздано помещикам внутренних губерний, которые переселяли сюда своих крестьян [12]. Был основан ряд городов и множество селений, которые стоят и по сей день. Первые среди них – Херсон, Симферополь, Севастополь, Николаев, Мариуполь, Екатеринослав (Днепропетровск), Елисаветград (Днепродзержинск), Ставрополь. Одновременно в городах и крупных селениях строились фабрики и заводы, а между городами – стратегические и местные дороги [10].

Большое внимание Потёмкин уделял развитию земледелия и скотоводства, посадке фруктовых садов, крупным лесопосадкам, внедрению и развитию виноградарства, шелководства и разведению овец. У Потёмкина хватало сил заниматься даже такой специфической областью, как внедрением новых сельскохозяйственных культур в крае. Много усилий тратилось на снабжение хлебом края в начале его заселения и в неурожайные годы, а также на гибкое использование таможенных льгот и пошлин и на борьбу с заносимыми из Турции эпидемиями. Благодаря Потёмкину и его сподвижникам полупустынные земли были превращены в цветущий край [10,12,13].

За короткое время на юге России были созданы мощные вооруженные силы: сформированы новые части и соединения пехоты и конницы, построен ряд крепостей, арсеналов, складов и баз снабжения, казарм, госпиталей и артиллерийских батарей. Численность армии в полосе от Кубани до Днепра достигла 150 тыс. человек. Но особенно большую роль сыграл Потёмкин как подлинный создатель Черноморского флота. Под его непосредственным руководством были построены верфи в Херсоне, Николаеве и Севастополе, созданы военные порты и главная база флота – Севастополь, органы управления флотом и морское училище в Херсоне. К началу войны было построено 46 кораблей [14]. Заметим, что в истории не было случая, чтобы флот, находящийся в процессе создания, одержал бы множество блестящих побед в сражениях, как это сделал русский флот на Черном море в войну 1787-1791 г.г.

Эта война для России была седьмой за 100 лет войной за выход к Черному морю. Благодаря выдающимся победам русской армии (Очаков, Фокшаны, Рымник, Кинбурн, Галац, Аккерман, Бендеры, Сальча, Кишинев, Гаджибей, Килия, Измаил, Анапа, Мачин) и молодого черноморского флота (Кинбурн, Лиман, Фидониси, Керченский пролив, Тендра, Калиакрия) эта война стала решающей. Но, как ни странно, именно эта победоносная война послужила поводом к обвинениям главнокомандующего Потёмкина в бездарности. Эти суждения дореволюционных историков перекочевали в советскую историческую литературу и учебники.

Однако еще в 1893-1895 гг. русские военные историки Д.Ф. Масловский и Н.Ф. Дубровин, специально изучавшие деятельность Потёмкина в войне 1787-1791 гг., убедительно доказали, что именно он являлся подлинным руководителем победоносной войны, развернувшейся на огромном пространстве от Кавказа до Дуная [15]. Масловский подчеркнул, что выводы о бездарности Потёмкина, как полководца, ненаучны, так как сделаны “без опоры на главнейшие материалы”. Документы свидетельствуют, что “Потёмкин имел вполне самостоятельный и верный взгляд на сущность самых сложных действий войск на полях сражений... Потёмкин в эту войну является первым главнокомандующим нескольких армий, оперировавших в нескольких театрах”. Потёмкин впервые в русской военной истории дает образец управления армиями и флотом общими указаниями – директивами [15].

Сражения этой войны выигрывали генералы и адмиралы: Суворов, Ушаков, Гудович, Кутузов, Текелли, Алексиано, Нассау-Зиген, Дерфельден, Рибас, Герман, Каменский, Репнин. Но замысел кампаний, группировка сил и направление ударов разрабатывалось Потемкиным, твердо руководившем операциями армии и флота на обширнейшей территории от Кубани до Дуная. Потёмкин обладал даром вызывать у своих подчинённых генералов и адмиралов не только инициативу, но и максимум напряжения сил. Потёмкин опередил своё время и не был понят современниками, привыкшими видеть полководца во главе армии на поле сражения.

Потёмкина обвиняют в затягивании войны и неумении пользоваться победами. При этом упускают из виду, что война с Турцией оказалась для России войной с европейской коалицией. Через год после её начала Швеция объявила войну России. Русско-шведская война продолжалась до августа 1790 года и вызвала отвлечение вооружённых сил, часть из которых могла быть использована Потёмкиным на юге. В конце 1789 г. Пруссия заключила союз с Польшей и заняла угрожающее положение на западной границе России. Пруссию активно поддерживала Англия. Все эти факторы вынужден был учитывать Потёмкин. Россия с честью вышла из тяжелого положения. Заслуги главнокомандующего в победоносном завершении войны 1787-1791 г.г. невозможно отрицать. Действительно, вспомним, что многие войны велись и заканчивались совсем не так, как задумывались. Поход Карла XII и поход Наполеона в Россию завершились катастрофой, Фридрих II избежал катастрофы в Семилетней войне только благодаря смерти императрицы Елизаветы. Однако Карл XII, Наполеон и Фридрих II – “великие полководцы”. А Потёмкин, не сделавший ни одной ошибки, проведший войну в труднейшей международной обстановке, не потерпевший со своими армиями и флотом ни одного поражения, добившийся всех поставленных стратегических целей, – в соответствии с живучим мифом не является полководцем.

Подводя итог, можно утверждать, что Потёмкин сделал на юге больше, чем Пётр I на севере. Потёмкин довёл до счастливого окончания дело всей своей жизни: по Ясскому миру Россия стала черноморской державой и всегда оставалась ею, несмотря ни на какие испытания. Ведь еще в 1822 году молодой А.С. Пушкин пророчески писал: “... имя странного Потёмкина будет отмечено рукою историей... Ему мы обязаны Чёрным морем...” [16].

Если отбросить несостоятельные мифы, дошедшие до наших дней, то можно констатировать, что в русской истории после Петра I не было государственного деятеля такого масштаба, как Светлейший князь Григорий Александрович Потёмкин. По итогам своей государственной и военной деятельности в 1774-1791 г.г. Потёмкин предстаёт как гениальный администратор, ясно представлявший и неуклонно соблюдавший государственные интересы России, талантливый дипломат, добившийся решения ряда внешнеполитических задач с минимальными затратами, крупный организатор промышленности и сельского хозяйства на огромных просторах вновь осваиваемых земель, выдающийся военный реформатор, замечательный стратег и полководец, опередивший своё время.

Не получив систематического образования и не закончив Московского университета (где он был награжден золотой медалью за успехи), Г. А. Потёмкин всю жизнь учился и стал энциклопедически образованным человеком, разбиравшимся в каждой из областей деятельности на уровне наиболее компетентных специалистов. Иностранные наблюдатели много раз это отмечали в своих записках [9, 10].

Вся жизнь Потёмкина, вопреки измышлениям о “знаменитой потёмкинской лени”, представляет собой пример беззаветного служения Родине неутомимого труженика, отдавшего все силы своей незаурядной натуры укреплению могущества российского государства. И умер он, как написали бы в советское время, "на боевом посту", во время подготовки к заключению мирного договора, явившегося результатом блестящих побед руководимых им армий и созданного им молодого Черноморского флота.

“Случайность” побед Русской армии

Западные историки привыкли объяснять любую победу России случайностями (непредусмотрительность Карла XII перед Полтавой, насморк Наполеона при Бородино, неожиданные морозы во время отступления Наполеона из России и при гитлеровском наступлении на Москву в 1941 году). Однако при внимательном изучении русской истории число таких невероятных событий резко возрастает и обобщённое понимание их требует либо создания некоторой “теории”, позволяющей подыскать соответствующую случайность для интерпретации любого исторического факта, либо нахождение объяснения закономерности этих побед. Эти закономерности были блестяще вскрыты и доказаны Ф.Ф. Нестеровым, показавшим, что все военные победы русского народа, его армии и флота обусловлены неразрывно спаянным государственным единством, привычкой русского народа к централизации, дисциплине и самоограничению, его готовностью к величайшему самопожертвованию ради справедливого дела [17].

Второй аргумент западников: победы русской армии и флота они стараются объяснить тем, что Россия всегда воевала со слабейшими противниками, имея в виду Турцию, Персию и феодальные государства Средней Азии. Но, во-первых, при этом игнорируются результаты неоднократных столкновений России с сильнейшими европейскими армиями Швеции, Пруссии, Франции, Англии и Венгрии. В Северной войне была разгромлена самая боеспособная армия Европы начала XVIII века – армия Карла XII. После этого шведская армия потерпела поражения еще в трех войнах: 1743 года, 1788-1790 г.г. и 1808-1809 г.г. В Семилетней войне 1756-1762 г.г. потерпела сокрушительное поражение наиболее боеспособная армия Европы середины XVIII века – прусская армия Фридриха II. В 1794 году русская армия разбила вполне боеспособную польскую армию во главе со знаменитым Костюшко. Благодаря гению Суворова боевые действия по разгрому польской армии заняли всего 38 дней. В 1806-1807 г.г. русская армия успешно противостоит наиболее боеспособной армии Европы начала XIX века – армии Наполеона (сражения при Эйлау и Фридланде), а в 1812 году полностью уничтожает эту армию вместе с частями большинства государств Европы. В заграничной войне 1813-1814 г.г. русская армия во главе союзных армий доводит дело разгрома наполеоновской армии до конца. В 1849 году русская армия наносит поражения венгерской армии, а в Крымской войне успешно противостоит объединенным силам Англии и Франции в Крыму, Финском заливе и на Дальнем Востоке. Наконец, русская армия в мировой войне 1914-1918 гг. наносит сокрушительное поражения австро-венгерской армии (от которых последняя уже не может оправиться и её государство распадается) и успешно противостоит наиболее сильной в то время германской армии.

Что касается турецкой армии, то в литературе существует утвердившееся мнение, что турецкая армия была малобоеспособной, с командным составом, пребывавшем в состоянии хронического разложения. Боевая история турецкой армии не даёт оснований для таких оценок. Все войны России с Турцией (а их было в XVIII- XIX веках девять) отличались большим напряжением сил. Так победоносная армия Петра I после Полтавы в Прутском походе 1711 года попала в настолько затруднительное положение, что Россия была вынуждена уступить Турции побережье Азовского моря с Азовом. Австрийская армия, на счету которой были блестящие победы над пруссаками и французами, часто терпела серьезные неудачи в войнах с Турцией. В 1788 году австрийцы вступили в войну с Турцией на стороне России. Несмотря на очень значительные силы, выставленные против турок, они потерпели ряд тяжёлых поражений. Особенным упорством отличались турецкие войска при обороне крепостей. В качестве примеров можно привести пятимесячную защиту Очакова в 1788 г.; мужественную защиту Измаила в 1790 г.; оборону Аккры, обрекшую на неудачу египетский поход Наполеона в 1799 г; героическую оборону Плевны в 1877 г, сорвавшую стратегические замыслы русского командования; оборону Дарданелл в 1916 г., окончившуюся тяжелыми потерями англо-французского флота и повлекшую за собой прекращение действий Антанты на этом направлении.

“Поражение” России в русско-японской войне 1904-1905г.г.

Уже 90 лет мифу о “поражении России и разгроме русской армии” в русско-японской войне 1904-1905 г.г. Возникновение его объясняется чисто политическими соображениями – стремлением доказать несостоятельность самодержавия при защите России от внешней угрозы. Миф о “небывалом и позорном разгроме русской армии и флота” создавался и поддерживался всеми оппозиционными самодержавию партиями и их органами печати – от партий крупной буржуазии (кадетов и октябристов) до социалистических партий (эсеров, меньшевиков и большевиков).

Попробуем дать оценку ходу войны и её результатов, свободную от политических пристрастий и конъюнктуры. Для этого необходимо, прежде всего, отделить те факторы и события, которые определяли ход борьбы и её результаты, от тех, которые не могли оказать определяющего влияния на исход вооруженной борьбы. Наряду с этим важно учесть соотношение военного и экономического потенциала сторон в начале войны и к моменту заключения мира.

Судьба войны решалась с начала и до конца войны на сухопутном маньчжурском фронте. Ход войны на море не мог изменить исход войны, так как Япония имела преобладание на море ещё до начала войны и сохраняла его его в дальнейшем. Япония сумела к началу войны создать, благодаря Англии и США, мощный флот, превосходивший русские морские силы на Дальнем Востоке по количеству кораблей, бронированию, мощности артиллерийского огня и скорости хода. Слабость русского флота на Тихом океане обусловила возможность беспрепятственной высадки японских армий на материк. В Порт-Артуре флот оказался запертым и господство на море было достигнуто японцами без большого напряжения. На исход борьбы на маньчжурском фронте морские сражения 28 июля, 1 августа 1904 года и Цусимское сражение повлиять не могли и не повлияли.

Япония начала войну учитывая неподготовленность России к ведению войны на Дальнем Востоке. Военно-политическое руководство России не заметило роста японских вооружений и не сумело оценить превращение Японии к 1904 году в мощную военную и военно-морскую державу [8, 18]. Подготовка Японии к войне протекала неизмеримо более успешно, чем в России. Русское руководство не поняло политических и экономических сдвигов, происшедших в Японии, и подходило к оценке её мощи в 1904г. под углом зрения условий 1895 г. [19]. План военного строительства Японии был выполнен уже в 1903 году. К этому времени японская армия насчитывала свыше 150 тысяч человек, увеличив свои силы за десятилетие в 2,5 раза, а по итогам военного времени армия могла достигнуть численности 350 тысяч человек [20]. Еще значительнее было увеличение флота. Он был прямо создан заново, преимущественно на английских верфях.

Военное руководство России считало дальневосточный театр второстепенным. Планы военного и военно-морского строительства на Дальнем Востоке должны были быть выполнены только к середине 1905 г. На начало войны оказали определяющее влияние неготовность строившихся на Балтике новейших русских броненосцев, крайняя недостаточность укреплений крепости Порт-Артур, низкая провозоспособность Сибирской железной дороги и наличие на Дальнем Востоке только 98 тысяч солдат (при общей численности русской армии в 1100 тысяч человек и около 3500 тыс. человек обученного резерва и запаса). Из 98 тысяч человек к началу войны в Порт-Артуре было 20 тысяч, а в Маньчжурии – 19 тысяч человек [18, 20].

Японский план войны опирался на неподготовленность России к войне и слабость наличных русских сил на Дальнем Востоке. Япония исходила из превосходства своего флота, что давало ей возможность уже в начале войны путем уничтожения или блокирования русского флота в Порт-Артуре приобрести господство на море и тем самым обеспечить беспрепятственную переброску войск на азиатский материк. В дальнейшем японский план войны предусматривал охват, окружение и уничтожение русской армии. Без уничтожения русских сухопутных сил на Дальнем Востоке, притом выполненном с затратами, не препятствующими дальнейшей завоевательной экспансии Японии в Восточной Азии, цель войны для Японии не была бы достигнутой.

Судьба войны решалась в трёх генеральных сражениях – под Ляояном, на реке Шахэ и под Мукденом. Ни в одном из этих сражений русская армия не была разгромлена, японскому главнокомандующему маршалу Ойяме не удалось окружение русских войск, в то же время японская армия имела потери слишком значительные с учетом ограниченных людских ресурсов Японии.

Ляоянское сражение проходило в августе 1904 года. К этому времени на юге Маньчжурии сосредоточилась русская армия под командованием генерала А.Н. Куропаткина общей численностью 140 тысяч человек. Ее атаковывали 3 японские армии под командованием И. Ойямы общей численностью 125 тысяч человек. Попытка японцев в течение 12-дневного сражения окружить русские войска или прорвать их позиции фронтальными атаками были отбиты с большим для японцев уроном. Однако Куропаткин, преувеличив силы японцев и боясь потерять сообщение с тылом, приказал войскам отойти на север к Мукдену. Приказ Куропаткина об общем отходе русской армии "опередил" приказ японского командующего об отходе своей армии на 2 часа. Между тем решительные действия русских войск могли бы поставить японские армии перед катастрофой. В ходе Ляоянского сражения японцы потеряли 24 тысячи человек ( 20% общего состава ), а русские – 15 тысяч ( 9% состава армии )[18, 19].

Русские войска отошли в полном порядке. Японцы, понесшие огромные потери, их не преследовали. Задача охвата и разгрома русской армии оказалась не под силу японскому командованию. Японцы выиграли лишь пространство, заняв г. Ляоян, однако это достижение ни в какой мере не оправдало тех жертв, которые японцы понесли в борьбе за Ляоян. Соотношение сил не изменилось в их пользу. После сражения японцы объявили дальнейшую мобилизацию, напрягая все усилия для пополнения действующей армии. Призваны были даже те военнообязанные, которые раньше были освобождены от службы [20].

К началу следующего сражения на реке Шахэ численность русской армии достигла 210 тысяч человек, а японской 170 тыс. Это сражение проходило в октябре 1904 г. и продолжалось уже 14 дней [20]. Оно было начато наступлением русской армии, японцы предприняли встречное наступление. Упорные бои русской и японской армий развернулись на фронте до 60 км и закончились переходом обоих армий к обороне на занимаемых рубежах. Противники приступили к укреплению позиций в непосредственной близости друг к другу и оставались на них до начала Мукденского сражения. Русская армия потеряла до 42 тыс. человек, японцы потеряли 20 тыс. (по японским источникам). Сражение на Шахэ показало, что между силами сторон установилось равновесие, а оба главнокомандующих оказались несостоятельными [18-21].

К началу 1905 г. в Маньчжурии было сосредоточено 300 тыс. бойцов русской армии. Сибирская дорога пропускала уже по 14 пар поездов в день (вместо 4-х в начале войны). Россия при этом почти не ощущала экономических и финансовых затруднений в связи с войной. Кредит России, необходимый для частичного покрытия военных расходов, стоял высоко: она занимала под 5-6 процентов, тогда как Японии, несмотря на все её успехи, приходилось платить фактически 7-8 процентов [19].

Время работало в пользу России. На втором году войны должен был сказаться более мощный в финансовом и военном отношении потенциал России. Япония, раньше пустившая в ход все свои силы, ещё была впереди, но Россия начала нагонять её. К лету 1905 года при нормальном развитии напряжения сил обеих сторон мощь России должна была изменить ход войны.

Последнее из генеральных сражений войны, Мукденское, проходило в феврале 1905 г. на фронте до 150 км и длилось 21 день. Русская армия насчитывала 330 тыс. человек, а японская – 270 тыс. Но надо иметь в виду, что в Мукденском сражении, как и в двух предыдущих, русская армия фактически не имела численного перевеса над японской, так как из боевого состава русской армии по существовавшей в то время организации армии до 25% состава выделялось для обслуживания тыла и тылового строительства. В некоторых случаях боевой состав армии не превышал 58% всего состава людей. В японской армии подобные формирования организовывались заранее и не входили в боевой состав армии. Кроме того, в японской армии убыль в войсках во время сражения немедленно пополнялась из особых резервных укомплектований, которые сосредоточены были на театре войны. В русской армии такой организации не было [8, 20, 21].

Ход Мукденского сражения характеризовался нерешительными наступательными и оборонительными операциями русских войск и активными наступательными действиями японских армий, стремившихся к двухстороннему охвату русских позиций. Однако японскому командованию это не удалось. После того, как японцы произвели глубокий обход правого фланга русских и, кроме того, прорвали их центр, Куропаткин приказал начать общий отход армии на север, утратив веру в победу.

В общей сложности японцы под Мукденом действовали значительно успешнее, чем русские, хотя потери русских не намного превышали потери японцев. Общие потери русских убитыми, ранеными и пленными составляют около 89 тысяч человек, в то время как японцы потеряли 71 тыс. человек. При этом убитых и раненых в русской армии насчитывается 59 тыс., тогда как у японцев убито и ранено 70 тыс. человек. Остальные потери приходятся на счет пленных [18, 20].

Мукденская битва не явилась решающей на театре военных действий и не решила судьбу войны. Японцам не удалось окружить и уничтожить русские войска под Мукденом. Из-за отсутствия свежих сил и большой усталости войск японцы не смогли преследовать отошедшие русские армии. Русская армия осталась и после Мукденского сражения грозной боевой силой, а японцы после сражения были сильно истощены и не способны к наступательным операциям. Русская армия вышла из сражения с большими потерями, но, пополнившись и отдохнув, была готова к новым боям. Японцы в последний раз воспользовались преимуществом своей более ранней готовности – и все же не добились решающего результата [18, 20].

Миф о Мукдене, как о “небывалом и позорном разгроме” объяснялся политическими соображениями – желанием доказать негодность российской власти и политического строя царской России. Маршал Ойяма так и не смог добиться разгрома русской армии. После каждого сражения японцы выигрывали лишь пространство и время, но соотношение сил между враждующими сторонами в пользу японцев не изменяется. Истощение японцев после Мукденского сражения было так велико, что в течение полугода от его окончания до заключения мира они не предпринимали крупных операций.

После Мукденского сражения положение Японии становилось всё более тяжелым, материальные и моральные силы страны заметно падали. Первоначальный запас бойцов в 425 тыс. человек оказался недостаточным. Призвав за время войны 1185 тыс. человек, Япония сделала огромное напряжение: ей пришлось привлечь в ряды армии молодежь призыва 1906г., а также пожилых, отслуживших свой срок в запасе. Людские ресурсы постепенно иссякали. Иссякали также и моральные силы японцев. К концу войны они уже не обнаруживали первоначального фанатизма [19, 20].

Отступившая на Сыпингайские позиции русская армия непрерывно получала пополнение. Если в марте 1905 г. русская армия в Маньчжурии насчитывала 364 тыс. человек, то в августе русские имели 446500 штыков против 337500 японских. При этом Япония уже черпала из источников, предназначенных для обороны японских островов. Общий же численный состав русской армии в Маньчжурии составил 788 тыс. человек [18-20].

Тот перевес в военных силах, который Япония имела в начале войны, был использован до конца – а русская армия разгромлена не была. Она стояла всего на 200-250 верст севернее, чем в начале войны, а её тыловые сообщения стали намного лучше. Ко времени заключения мира Россия сумела сосредоточить на Дальнем Востоке и снабдить всем необходимым миллионную армию.

Война вызвала предельное напряжение сил и ресурсов в Японии. Война стоила России около 2 миллиардов рублей, Японии – почти столько же – около 2 миллиардов иен, но налоговое бремя в связи с военными расходами возросло в Японии на 85%, тогда как в России всего на 5% [18, 20]. Потери Японии в войне убитыми и умершими от ран составили 135 тыс. человек, а ранеными и больными около 554 тыс. человек. Общие потери России составили 400 тыс. человек [20]. Зарубежные наблюдатели полагали, что Япония была настолько истощена к июню 1905 года, что только заключение мира спасло её от крушения или полного поражения в борьбе с Россией [18].

Японское правительство неоднократно пыталось начать мирные переговоры с Россией. Ввиду истощения своих ресурсов Япония боялась возобновления военных действий и пошла на подписание мирного договора 23 августа 1905 г. Россию вынудило пойти на заключение мира разраставшееся в стране революционное движение.

Россия войну не выиграла, но Япония ощутила мощь России и её армии в тот самый момент, когда она уже готовилась пожать плоды своих успехов. Россия осталась великой азиатской державой. Целых 15 лет после окончания этой войны Япония, обессиленная борьбой в гораздо большей степени, чем Россия, не приступала к новым завоеваниям. Весьма красноречивым, хоть и отдаленным результатом этой войны явился также “стойкий” нейтралитет Японии во время войны СССР с Германией 1941-1945 гг.



Заключение

Для преодоления разрушающего влияния антирусских мифологем необходимы усилия в трёх направлениях: патриотический настрой каждого из нас, обеспечивающий отторжение лжи на уровне интуитивного сознания; обнародование фактологического материала, накопленного несколькими поколениями наших историков и раскрывающего истинную картину исторических событий и процессов; просвещенческо-педагогическая деятельность, направленная на закрепление патриотического настроя и свободной от мифологического искажения картины исторических событий в самосознании молодых поколений.

Литература

1. Скрынников Р.Г. Иван Грозный (В книге "Далекий Век").Л., 1989.

2. Шульгин В.Г. Курс всеобщей истории . Киев, 1862.

3. Новый энциклопедический словарь Брокгауза и Эфрона, т. IХ.

4. Платонов С.Ф. Иван Грозный. П гр, 1923.

5. Виппер Р.Ю. Иван Грозный. 1изд. П гр, 1922. II изд.Ташкент, 1942.

6. Молчанов Н.Н. Дипломатия Петра Великого. М., 1991.

7. Ключевский В.О. Курс русской истории. М., 1915.

8. Милюков П.Н. Очерки по истории русской культуры. М., 1919.

9. Анисимов Е.В. Податная реформа Петра I. Л., 1982.

10. Водарский Я.В. Население России в конце ХVII- начале XVIII вв. М., 1977.

11. Бантыш-Каменский Д.Н. Биографии российских генералиссимусов и генерал-фельдмаршалов. Часть вторая. СПб, 1840.

12. Бескровный Л.Г. Русская армия и флот в XVIII веке. М., 1958.

13. Керсновский А.А. История русской армии. Том I. М., 1992.

14. Брикнер А. История Екатерины II. Часть пятая. СПб, 1885.

15. Дружинина Е.И. Северное Причерноморье. 1775-1800. М., 1959.

16. Ключевский В.О. Курс русской истории. Часть V. М., 1937.

17. Виппер Р.Ю. Учебник истории нового времени. Рига, 1928.

18. Энциклопедический словарь Брокгауза и Эфрона. СПб, 1891-1904.

19. Веселаго Ф. Краткая история Русского Флота. СПб, 1895.

20. Сборник военно-исторических материалов. Вып. IV, VI-VIII. СПб, 1893-1895.

21. Пушкин А.С. Полное собрание сочинений в 10 тт. М-Л, 1958.

22. Нестеров Ф.Ф. Связь времен. М., 1987

23. Свечин А. Русско-японская война 1904-1905 гг. М., 1925.

24. Ольденбург С.С. Царствование императора Николая II. СПб, 1991.

25. Левицкий Н.А. Русско-японская война 1904-1905 гг. М., 1936.



26. Новицкий В.Ф. От Шахэ к Мукдену. СПб, 1910.

http://russamos.narod.ru/04-09.htm

Русское самосознание, выпуск 4, 1998


Смотрите также:
Правда прошлого против исторических мифологем Валерий Балаев
266.66kb.
1 стр.
Николай николаевич яковлев. Цру против СССР
5435.85kb.
34 стр.
Тесты по теме: «Раннее средневековье» (Всемирная история) Римская империя распалась на Западную и Восточную
39.69kb.
1 стр.
Краткая Правда древнейшая редакция Русской Правды, которая состояла из двух частей. Её первая часть была принята в 30-е гг. XI в
229.07kb.
1 стр.
Урокам по литературе в 11 классе Из цикла «Ф. М. Достоевский. Преступление и наказание»
74.2kb.
1 стр.
Пьеса «На дне» вершина драматургии Максима Горького. Центральная идея пьесы спор о человеке, о том, что такое человек, что ему нужнее правда, зачастую жестокая, или красивая ложь
21.45kb.
1 стр.
Оправдание красотой Дмитрий Салынский (ведущий научный сотрудник историко-теоретического отдела)
481.87kb.
3 стр.
-
6287.92kb.
52 стр.
-
2856.99kb.
12 стр.
Альманах издан при поддержке народного депутата Украины Сергея Рафаиловича Гриневецкого Ассоциация европейской культуры „Золотая акация”
3108.55kb.
15 стр.
Творчество Гоголя — вершина русской литературы прошлого
151.39kb.
1 стр.
Программа дисциплины этнология
513.23kb.
2 стр.