Главная страница 1

Никита Моисеев

«Путь к очевидности. Расставание с простотой»


<…>

Люди очень разные, как и цивилизации, которые возникают на планете. И была бы не только утопичной, но и трагичной любая попытка унификации цивилизаций, духовных устремлений, да и просто желаний. И в то же время человечество едино – оно часть биосферы и взаимодействует с ней как единое целое, как единый биологический вид. Значит, человечество объективно нуждается в том, чтобы при всем удивительном (и необходимом для его развития) разнообразии и направленности желаний, стремлений, действий отдельных людей, народов, цивилизаций эти векторы имели некоторую общую составляющую. Ее могут дать Наука, Естествознание, в первую очередь, и та система мышления, которая выросла на их основе и которую естественно называть рационализмом. Но не рационализмом XVIII и XIX веков, а рационализмом современным, выросшим на грани нового тысячелетия, на базе новых достижений науки.

В основе рационалистического миропонимания лежит ВЕРА в то, что наши эмпирические обобщения нас не обманывают – Мир (универсум) существует на «самом деле», и логические выводы, которые мы делаем на их основе, позволяют служить на благо человеку в том смысле, в каком человек понимает свое благо. <….>
Сама Земля и все, что на ней происходило вчера и будет происходить завтра, суть частные проявления единого, общего процесса саморазвития (самоорганизации) материи, подчиняющегося единой системе законов, правил, действующих в Универсуме. Течение этого процесса самоорганизации обусловлено (может быть лучше сказать - ограничено) законами. Характерные времена изменения этих законов (если они меняются!) лежат за пределами доступных нам знаний и измерений. Это заставляет нас считать их неизвестными.

Все развитие нашего мира выглядит сложным переплетением различных противоположных начал и противоречивых тенденций на фоне непрерывного действия случайных причин, разрушающих устойчивые (лучше – стабильные или «более или менее устойчивые») структуры и создающих предпосылки для появления новых.

Несмотря на огромные достижения науки послевоенных десятилетий, она, как и во времена Вернадского, беспомощна в своих попытках открыть завесу над важнейшей земной тайной – тайной ЖИЗНИ.

Появление ЖИЗНИ на нашей планете, возникновение буфера, пленки живого вещества, которая, по терминологии Вернадского лежит между Космосом и неживым, т.е. костным веществом Земли, как и много лет тому назад, остается уделом гипотез, не подкрепленных достаточно надлежащим эмпирическим материалом. Мы знаем только то, что около четырех миллиардов лет тому назад на Земле появилась качественно новая форма организации материи, которая обладает удивительной способностью усваивать внешнюю энергию Солнца с помощью фотосинтеза.<…>


Феномен жизни. Рационалистическая позиция.


… с феноменом, который мы называем ЖИЗНЬ, обычно связывают исключительность сочетания, по меньшей мере, трех особенностей этой формы существования материи: метаболизма, т.е. способности поглощать и обмениваться внешней энергией и материей, редупликации, т.е. способности к воспроизведению того или иного организма или системы организмов, и стремление к сохранению собственной целостности, т.е. способности формировать петли обратной связи, не вытекающие непосредственно из принципа Ле-Шателье, т.е. из законов сохранения.

Хотя явно и не формулировалось, но неявно предполагалась, что только живое вещество способно в совокупности обладать тремя перечисленными свойствами. Другими словами – они, т.е. эти свойства являются не только необходимым (что не вызывало сомнения – они действительно присущи любому веществу, которое мы интуитивно считаем живым), но и достаточным для идентификации некоторого вещества в качестве живого, его отличия от материи неживой.

Но последние десятилетия внесли в эти представления весьма существенные коррективы.

В 60-е и 70-е годы появилась серия работ М.Эйгена, которые в совокупности были удостоены Нобелевской премии, и многие из которых уже давно переведены на русский язык. В этих работах было показано, что такой явно не живой объект, как биологические макромолекулы, обладают способностью к метаболизу. Более того, М.Эйген установил их способность к редупликации


…в настоящее время у нас нет определения живого вещества, включая знаменитое высказывание Энгельса о том, что жизнь есть форма существования белковых тел, нет определения, удовлетворительного с точки зрения рационализма.<….>

…в живом веществе появляются новые принципы отбора, связанные со стремлением сохранить целостность системы (обеспечить гомеостазис). Это «системные» свойства, необходимо присущие живому веществу. Однако…подобными признаками отбора могут обладать и неживые системы, например биологические макромолекулы, обладающие, как показал Эйген, свойством редупликации.

Итак, мы не в состоянии ответить на вопрос о том, что такое жизнь, дать определение этому феномену. Мы знаем только некоторые свойства этого вещества, которые необходимо должны сопровождать его жизнедеятельность. Мы знаем, что живое вещество должно обладать способностью использовать для жизнедеятельности внешнюю энергию и материю (быть способной к метаболизму), обладать свойством самовоспроизведения (редупликации) и формировать петли обратной связи, обеспечивающие стабильность (сохранение гомеостаза).

Но, оказывается, существуют еще более удивительные свойства, которыми должно обладать живое вещество (и даже продукты его жизнедеятельности), свойства, которые позволяют отличать любое неживое от живого. К сожалению, и это свойство тоже только необходимое и обладание им тоже недостаточно для того, ответить на вопрос: а что же все-таки означает словосочетание «живое вещество»?

В начале сороковых годов прошлого века Луи Пастер обнаружил, что любое живое вещество и многие продукты его жизнедеятельности в одном отношении подобны кристаллам – они обладают способностью поляризовать свет. Еще через 30 лет Пьер Кюри объяснил причины этого явления. Оказалось, что атомы и молекулы любого вещества образуют некую структуру . Впрочем, это знали и до Кюри. Но именно он установил, что кроме данной структуры, атомы и молекулы могут образовать и ее зеркальное отображение, обладающее теми же химическими свойствами.

Другими словами, молекулы могут быть как правыми, так и левыми. Но по своим химическим свойствам они неразличимы! Обычное живое вещество обладает свойством хиральности: левые и правые молекулы смешаны в нем приблизительно в одинаковой пропорции, благодаря чему оно и не поляризует свет. А вот живое, как объяснил Кюри, этим свойством не обладает: каждое вещество в состав живого может входить (или усваиваться живым организмом) только в том случае, если оно обладает лишь вполне определенным типом симметрии. Так, например, молекулы всех аминокислот в любом организме могут быть только левыми, а сахара – только правыми. Это свойство живого вещества носит название диcимметрии. Благодаря ему оно и поляризует свет. <…>

…по своим химическим свойствам правые и левые молекулы неразличимы. А живое вещество их различает, подобно физику, владеющему электронным микроскопом и прочей современной оптической и рентгеновской техникой. И не только различает, но и делает выбор. Другими словами, живое вещество, каким-то непостижимым образом получает информацию о природе молекул, с которыми оно взаимодействует, и распоряжается ею по непонятным для нас правилам<…>

…я рассказывал о целом ряде свойств, которые изначально присущи любому живому веществу. Если выясняется, что некоторое вещество ими не обладает, то мы можем утверждать, что оно принадлежит миру костной материи и не является живым. Но обратное утверждение в общем случае не имеет места: из того факта, что некоторое вещество обладает перечисленными свойствами, мы еще не имеем права сделать вывод о том, что оно живое. Более того, мы не можем даже дать удовлетворительного определения того, что такое ЖИЗНЬ, определить понятие живого вещества.

Я вполне согласен со следующими высказываниями Э.Шредингера: «явная неспособность современной физики и химии объяснить такие явления (т.е. процессы жизнедеятельности - Н.М.) не дает никаких оснований сомневаться в том, что они могут быть объяснены этими законами » /Э.Шредингер. Что такое жизнь с точки зрения физики. М:ИЛ,1947.С14 /

Я убежден, что все детали процесса жизнедеятельности могут быть описаны на языке физики и химии, но ответить на вопрос о том, что такое ЖИЗНЬ, почему все происходит так, а не иначе, опираясь только на законы физики и химии, мы вряд ли когда сможем. И тем более в обозримые десятилетия. А может быть, этого нельзя будет сделать в принципе, и потребуется новая физика.

И в тоже время некая размытая граница между тем, что люди относят к миру живого, и миром костной материи существует и тесно связана с законом Кюри-Пастера. По-видимому, в живом веществе рождаются тонкие механизмы, отличающие одни явления от других, позволяющие по каким-то неизвестным нам принципам делать выбор, который однажды мы вправе назвать целеполаганием.

При изучении этих процессов возникает необходимость использования понятий информатики, памяти и обратной связи, в которых нет прямой необходимости, когда мы описываем явления, протекающие в мире костной материи.

Возникновение жизни мне представляется грандиозной бифуркацией в процессе эволюции биосферы (а может быть и Универсума), т.е. появлением нового русла эволюционного развития и новой формой организации материального мира, с новой системой принципов отбора. Но, как и всякая реальная бифуркация, реальная перестройка структуры процесса, она происходит не мгновенно, а протяженно во времени. Это тоже динамический процесс, но идущий неизмеримо быстрее тех, которые предшествовали бифуркации, и четко отличить бифуркационное состояние от постбифуркационного нельзя в принципе. Вот почему, приняв предположение о том, что феномен жизни есть результат мирового эволюционного процесса, мы обязаны предположить, что и четкой границы, отделяющей мир живого от мира костной материи, нет! Переходные формы были, как и во всяком бифуркационном переходе, крайне неустойчивы – они просто исчезли. О них мы ничего не можем сказать. И только, отойдя от некой мифической границы, мы можем установить появление качественно нового русла мировой эволюции, связанной с целеполаганием и определяющей ролью информационных процессов

ЕЩЕ РАЗ О ПРОБЛЕМЕ КОЭВОЛЮЦИИ.


<…> Я впервые начал его (понятие «коэволюция») использовать на грани 60х и 70х годов, когда пытался искать удобную интерпретацию термина “ноосфера”. И его смысл мне казался достаточно очевидным: развитие человечества должно быть согласовано с развитием биосферы и не должно играть роль раковой опухоли и содействовать ее деградации.

Позднее я узнал, что уже давно в популяционной динамике используется термин «sustainability». Он означает, что развитие популяции, входящей в тот или иной биогеоценоз, должно происходить так, чтобы не нарушать его гомеостаза. Другими словами, ее развитие должно быть согласовано с развитием экосостемы в целом. По существу, это и был принцип коэволюции в применении к конкретной популяции, как части определенной экосистемы. <…>

…Биосфера – сложнейшая нелинейная система, развивающаяся в силу законов самоорганизации. И при этом она крайне неустойчива…

Как и всякая сложная существенно нелинейная система, биосфера может функционировать в окрестностях различных аттракторов. Лучше сказать – развиваться в разных «каналах эволюции». Неустойчивость (нестабильность ) биосферы состоит в том, что в силу тех или иных причин происходит смена эволюционных каналов, а переход из одного канала в другой означает качественное изменение структуры, изменение самих механизмов ее саморазвития. По терминологии Анри Пуанкаре происходит бифуркация, по терминологии Рене Тома – катастрофа. И история биосферы знает множество катастроф. Я думая, что не будет большим преувеличением сказать, что развитие биосферы – это непрерывная цепочка катастроф разного масштаба. Так, одна из первых катастроф, ныне уже достаточно хорошо понятая была связана с ликвидацией прокариотской биосферы. Прокариоты, освоившие фотосинтез, стали производить кислород, смертельно опасный для прокариотов. В результате структура биосферы изменилась, установилось главенство эукариотов, обладавших кислородным дыханием. Интенсивность эволюционных процессов резко возросла.

В 80-х годах, когда у нас в ВЦ АН СССР действовала вычислительная система, имитирующая функционирование биосферы, мы поводили с ней многочисленные компьютерные эксперименты. Их прямой целью был анализ последствий крупномасштабной ядерной войны. Напомню читателю, что именно после наших расчетов вошли в обиход выражения «ядерная зима» и «ядерная ночь». Однако в нашей деятельности более важным я считал изучение других вопросов, поскольку недопустимость ядерной войны мне казалась достаточно очевидной и без всяких сложных расчетов. Наша система позволяла проводить расчеты вплоть до того состояния, когда биосфера, подвергнутая сильным воздействиям, снова обретает более или менее стабильные характеристики. И на меня произвел особое впечатление тот факт, что биосфера никогда не возвращалась в исходное состояние. Каждый раз это была новая биосфера, и ее параметры, как правило, исключали возможность дальнейшего развития человека.

К сожалению, наши исследования не дали каких-либо определенных доказательств: они лишь подкрепляли предположение о том, что при определенном типе возмущений биосфера может перейти в новый эволюционный канал. И этот переход может быть вызван не только крупномасштабной войной<…>

…В результате компьютерного анализа мы осознали несколько важных истин, точнее – правомерность формулировок нескольких правдоподобных гипотез.

Во-первых, мы поверили в то, что биосфера может существовать в окрестностях разных аттракторов. И во-вторых, что одним из важнейших направлений исследований должно стать установление границ этих аттракторов и прежде всего области притяжения того аттрактора, в рамках которого возник человек и его цивилизация. Другими словами, мы должны научиться исследовать границы допустимых антропогенных воздействий на окружающую среду, сохраняющих биосферу в рамках существующего канала эволюции.

Исследования 80-х годов позволили глубже понять смысл термина «коэволюция» общества и биосферы, а следовательно, и смысл понятия «ноосфера». Итак, произнося слово «коэволюция», я имею в виду такое поведение человечества, такую адаптацию его деятельности к естественным процессам, происходящем в биосфере, т.е. к развитию окружающей среды, которая сохраняет (или содействует сохранению) состояния биосферы в окрестностях того аттрактора, который оказался способным произвести человека. Значит, принцип коэволюции означает такую систему запретов (экологических императивов), которая исключала бы возможность изменения параметров биосферы , приближающего ее состояние к границам аттрактора, т.е. той запретной черты, переступать которую человечество не имеет права ни при каких обстоятельствах! Если, конечно, хочет сохранить себя в составе биосферы!<…>

…о грядущих экологических трудностях…невозможность, принципиальная невозможность преодолеть кризис чисто техническими средствами. Необходимо качественно изменить антропогенную нагрузку на биосферу (или, что я называю, реализовать экологический императив), а значит, перестроить само общество. Это центральный пункт всех моих рассуждений. А согласование допустимой нагрузки на биосферу с возможностями сохранения ее стабильности в существующем ныне канале эволюции и есть основа принципа коэволюци. И основа фундаментальной науки наступающего века.<…>



…человек не беспомощен. Он способен влиять на характеристики биосферы, поддерживать желаемые тенденции развития и т.д.. Поэтому еще в начале 60-х годов в своих лекциях по теории больших систем я ввел понятие «направленное развитие»


Смотрите также:
Никита Моисеев «Путь к очевидности. Расставание с простотой»
99.72kb.
1 стр.
Тема пути в лирике Блока
40.4kb.
1 стр.
Рассказов" Селинджера План "В поисках смысла…"
277.68kb.
1 стр.
1. Абанин Никита Александрович, род. 1911, с. Сосновка, рядовой. Пропал без вести в ноябре 1941
1809.68kb.
8 стр.
Проблема власти в классической психиатрии: постструктуралистский подход Сидоров-Моисеев И. И
203.47kb.
1 стр.
И. Вольская путь к себе
1613.77kb.
8 стр.
Интервью готовилось в нашу традиционную рубрику «Путь к успеху»
161.87kb.
1 стр.
Испанский алфавит Особенности испанского произношения
1596.44kb.
73 стр.
Мартиненко Никита
120.75kb.
1 стр.
О понимании искусства Стихотворения и статьи 1910—1920-х годов “Шрамы заживают. Краски оживают ”
500.72kb.
4 стр.
Тадао Ямагучи Путь торговли
839.74kb.
20 стр.
Лицейские годы Пушкина
66.77kb.
1 стр.