Главная страница 1 ... страница 18страница 19страница 20страница 21страница 22 ... страница 34страница 35

218
Сергей Григорьянц

Председатель оргкомитета трибунала
Вступительное слово
Мы собрались в дивной золотой Праге, в городе, который является гордостью не только чешского народа, но и всей европейской цивилизации, примером того, что может дать человечеству истинные любовь, труд и культура.

Мы собрались, чтобы провести сессию опросов свидетелей чеченской трагедии — свидетелей преступлений против человечности, совершаемых в ходе этой преступной войны. Около сотни свидетелей уже опрошены на первых сессиях в Москве, другие будут опрошены на выездной сессии в Хасавюрте. Их показания лягут в основу обвинительного заключения, которое готовит Оргкомитет и Группа обвинителей Международному неправительственному трибуналу по Чечне. Эти же показания и это обвинительное заключение мы будем стремиться передать и в Европейский суд по правам человека, и в Генеральную прокуратуру России, и в другие правовые институты.

Почему возникает нужда в трибунале, нужда, которую так упорно не замечают правительственные и даже международные неправительственные организации. Я буду говорить, прежде всего, об этом. Но сначала заме-чу, что мы даже не знаем сегодня истинных размеров и будущих последствий совершенных в Чечне злодеяний. А злодеяния эти чудовищны. Останки людей, изуверски уничтожаемые, чтобы скрыть их число, — останки даже не солдат "противника" (чеченцы сразу хоронят своих покойников), а своих российских военных и убитых ими русских мирных жителей — женщин, стариков и детей, которым некуда было бежать и которых никто не стал вывозить из города, намеченного к уничтожению...

В России вновь, как и во времена сталинских лагерей, без всяких разумных причин и оснований, разве что клинически-маниакальных, уничтожается собственный народ. Сегодня чеченцы вспоминают о сталинском геноциде, о гибели в ссылке половины своего народа, как о времени спокойном и почти мирном по сравнению с нынешним.

За восемьдесят лет такого правления народ России изменился. По заниженным, только официальным данным, количество убийц в срав-нении с 1913 годом возросло на уменьшившейся российской территории в шесть раз. Сегодня Россия стремительно идет назад. Но даже генералу Ермолову, прославившемуся своей беспощадностью в нача-ле XIX века во время завоевания Кавказа, о котором сегодняшние сол-даты пишут на броне своих танков: "Ермолов был прав", не пришло бы в голову жечь города и деревни с родителями своих же солдат. Мы возвращаемся даже не в XVIII век к Петру I, известному своей жесто-костью в отношении соплеменников. Он хотя бы хоронил замученных и не скрывал своих жертв. Скорее вспомнишь изуверство и лицемерие Ивана Грозного, сжигавшего дотла русские города частью из по-
219
литических соображений, заботясь о целостности русской земли, а частью лишь потому, что они оказались у него на пути.

Вернее же всего сказать, что за восемьдесят лет Россия вернулась в каком-то смысле ко времени Золотой Орды — ко времени самой худ-шей безнациональной и безрелигиозной формы государственности, по образцу которой и создавалась Российская империя. Лишь там и в XII, и в XV веках жили набегами и данью с захваченных земель. Не могла и речь идти о долге перед своим народом или о каком-то его праве.

В правление династии Романовых Россия, как и другие страны, медленно менялась, создавала высокую европейскую культуру. Но первая мировая война и бунт 1917 года вернули ее назад.

Так мы и живем сегодня, живем уже восемьдесят лет в стране, расколотой надвое, — в России великих ученых, поэтов, музыкантов, в России наследников Ахматовой и Мандельштама, Стравинского и Прокофьева, Менделеева и Сахарова и в России Золотой Орды, наследников Малюты Скуратова, Емельяна Пугачева и террориста Нечаева. К несчастью, именно последним принадлежат власть в России и ядерное, биологическое, химическое и все другие виды оружия.

Еще не так давно многие полагали, что Россия после перестройки превратится в гигантский Парагвай, с коррупцией среди генералов и всевластием спецслужб. Но и это оказалось слишком оптимистическим ожиданием. Оказалось, что еще на рубеже эпохи были правы Владимир Соловьев и Александр Блок, предсказывавшие новое наступление панмонголизма.

Мне возразят, почему я не выделяю последние годы, неужели я не вижу изменений, ведь меня, как и многих других, все же выпустили из тюрем.

Конечно, за последние годы многое изменилось. То, что Ельцин вынужден за два месяца раздать годовой бюджет страны своим будущим избирателям, несомненно, означает, что он впервые хоть как-то зависит от них. То, что Зюганов называет своим злейшим врагом телевидение, означает, что коммунистов хотя бы телевидение сегодня не поддерживает. То, что мы собрались в Праге, по меньшей мере, означает, что территория советской Орды сократилась и железный занавес рухнул. Хотелось бы добавить, что в России нет сегодня политических заключенных. Правда, еще более разросшиеся спецслужбы просто убивают своих политических и коммерческих противников, и это им нравится больше, чем судить, сажать, медленно морить диссидентов в лагерях. Только за последнее время по политическим причинам в Москве убиты спецслужбами редактор газеты "Литературные новости" Эдмунд Иодковский, итальянский радикал Андреа Тамбури и многие другие.

Упомянутые мной коммерческие соперники спецслужб появились как раз потому, что лишь 90 процентов приватизированной собственности в России оказались в руках тех, кто был наиболее подготовлен к переменам, кто их сам для себя и готовил, — в руках сотрудников спецслужб и близких к ним партийных и комсомольских функционеров.

Можно было бы, наконец, сказать, что в стране возник плюрализм мнений, что одних кандидатов в президенты у нас сегодня уже девять. Плохо лишь, что на деле нам приходится выбирать между двумя группами убийц:
220
убийцами вчерашними и сегодняшними. А все остальные лидеры и партии на практике лишь затемняют реальное положение в стране и служат лишь тому, чтобы помешать мировому сообществу реагировать на войну в Чечне хотя бы так, как оно отозвалось на гораздо менее кровавую и изувер-скую войну в Афганистане. Теперь преступления против человечности, угрожающие всему живому на земле, стали внутренним делом России и почти, как мы видим, никого не касаются.

Возможно, то, что происходит сейчас в России, — неизбежность. Но путь, по которому она идет, мучителен и очень опасен. Хотелось, чтобы в конце его Россия стала европейской, а не страной Чингиз-хана. Это наша общая задача и общая надежда на выживание.

Коммунизм, к несчастью, не единственная форма зла, существующая в мире. ХХ век вверг человечество в новое изуверство, которое сегодня при-обрело совсем иное качество. Впервые подвергнута сомнению сама возможность его выживания. И хотя преступления совершались и совершаются не только в России, именно в нашей стране они могут оказаться не про-сто чудовищными, бесчеловечными и аморальными, но гибельными для всего, что есть на земле. Именно двуединая природа России — соединение высокой цивилизации и современных технологий с глубочайшей бездной цинизма и безнравственности — давно уже осознаны как особая опасность для человечества.

Если человечество хочет выжить при накопленном им чудовищном и разнообразном потенциале самоуничтожения, оно уже не может себе позволить преступлений против человечности. Не может себе позволить коллективной безответственности или хотя бы беспечности.

Совсем недавно Саддам Хусейн поставил Европу перед лицом экологической катастрофы. Сегодня Ельцин делает все, чтобы тысячи чеченских солдат, потерявших свои дома, родителей и детей, разошлись по ядерному и бактериологическому погребу России, ища возможности уничтожить ее, себя, а заодно и все человечество. Эта изуверская война вплотную приближает нас к новой волне антирусского, антиевропейского, антиамери-канского терроризма. Это будет террор отчаявшихся и все потерявших людей в стране, где и без террора взрываются ядерные электростанции, бактериологические и химические предприятия. Каждый серьезный конфликт, каждое серьезное массовое преступление против человечности сегодня создают угрозу всему живому. И однажды такая угроза — не первая, может быть, и не пятая, но десятая или сотая — кончится катастрофой.

Именно поэтому мы считаем необходимым проведение международною трибунала над виновниками преступлений, совершенных в Чечне. Именно поэтому мы призываем, сегодня и впредь все конфликтные и угрожающие ситуации подобного рода гасить усилиями всего мирового сообщества, а не только сторон, обескровивших себя в братоубийстве. Мерки прежних эпох, весь опыт, привычки и цинизм человечества неприменимы и опасны в наше время.

Что касается Чечни, то здесь необходимы различные правительственные, международные и общественные инициативы. Они мокнут способствовать как спасению и установлению мира, так и возрождению этой малень-
221
кой страны, созданию там, в конце концов, процветающего плюралистического общества.

Необходимо возвращение к мирным соглашениям лета 95 года, активизация переговоров с участием ОБСЕ, вмешательство Совета Европы во все случаи нарушения прав человека, включение влиятельных иностранных наблюдателей и гарантов, совместные комиссии, международные контакты, в том числе и с марионеточным правительством Завгаева, и с чеченскими лидерами Яндарбиевым, Масхадовым и другими, помощь независимым чеченским политикам, стипендии в Европе и Америке для молодых людей, которые могут составить будущую интеллигенцию республики — вот далеко не полный список того, что уже сейчас могло бы начать осуществляться. В ходе работы, в процессе многосторонних контактов, которые осуществляет наш фонд для выполнения этого плана, мы надеемся, будут появляться новые идеи и возможности, которые будут способствовать локализации и полному прекращению этой опасной для всего человечества бойни.

Мировое сообщество должно быстрее и эффективнее реагировать на подобного рода опасности, стремиться не допустить самого их возникновения. Ведь представления о правах человека возникли именно тогда, когда всему человечеству реально стало угрожать самоуничтожение и как-то подспудно была осознана тотальная угроза человечеству. Именно в 1945 году, в год появления атомной бомбы, Элеонорой Рузвельт был предложен первый комплексный проект соблюдения прав человека как основы человеческого сообщества.

Но не менее важной основой для выживания человечества является юстиция, в переводе с греческого — справедливость.

Уничтожены чеченские города, десятки тысяч мирных жителей погибли, в результате бомбежек, расстрелов и пыток в фильтрационных пунктах. Десятки свидетелей сообщают о применении в Чечне оружия массового уничтожения и даже химического оружия. Уничтожены музеи, архивы, университет. Сегодня находится под угрозой само существование этого маленького древнего народа. Потому проведение трибунала осознается нами как горькая необходимость. Он необходим для того, чтобы создать, наконец, впервые в русской истории прецедент личной ответственности руководителей за принятие заведомо преступных решений. Именно поэтому в числе подследственных общественного трибунала — президент России, министры обороны и государственной безопасности, внутренних дел, а также ряд лиц, прямо причастных к развязыванию войны.

Трибунал, причем не национальный, а международный, необходим также для того, чтобы мир знал: преступления против человечности являются предметом международной юрисдикции уже потому, что представляют собой покушение на безопасность мирового сообщества.

Наконец, трибунал необходим для того, чтобы пробудить человечество, поколебать его молчаливую уверенность в том, что сегодня оно может продолжать жить по тем же устоявшимся и растяжимым нравственным нормам, по которым оно существовало десятки тысяч лет своей истории. Нравственные качества отдельного человека и всего человечества впервые в истории становятся залогом и надеждой на его спасение.
222
Сложность и значительность поставленных перед нами задач предопределила небывало высокий для неправительственного трибунала со-став его участников. Его членами являются известные политические и общественные деятели, бывшие министры и премьер-министры, лауреаты нобелевских премий. Среди них — руководители комиссии по правам чело-века Европарламента Кен Коатс и лорд Николас Беттел, господин Жан франсуа Деньо, государственный секретарь по иностранным делам Фран-ции, писатель Эли Визель, бывший министр юстиции России Юрий Калмы-ков, бывший министр иностранных дел СССР Борис Панкин, почетный председатель Международной хельсинкской ассоциации Юрий Орлов и другие.

Нами избрана довольно сложная, но, как нам представляется, юридически убедительная процедура работы трибунала. В ее основе лежат оп-росы свидетелей и сбор документальных материалов. Устав трибунала базируется на решениях Нюрнбергского трибунала, резолюциях ООН и не-которых положениях Устава Гаагского трибунала. Устав и процедура были разработаны видными юристами из разных стран, входящих в группу экспертов трибунала.

Опрос свидетелей ведет отдельная группа обвинителей, по преимуществу парламентариев, в присутствии известных юристов из многих стран в качестве независимых наблюдателей. В перечисленных мною группах хотелось бы выделить таких известных юристов, как бывший председатель Комитета конституционного надзора СССР Сергей Алексеев, председатель группы наблюдателей шведский юрист Клаус Пальме, официальные представители американской БАР Ассошиэйшенз, председатель Конституционно-го суда Чечни Ихван Гериханов, депутаты Государственной Думы России Валерий Борщев, Владимир Грицань, Галина Старовойтова и другие.

Мы оцениваем возможности передачи собранных нами материалов в Европейский суд по правам человека. Вероятно, для этого мы обратимся в Парламентскую ассамблею Совета Европы.

Мы надеемся, что предпринятая нами в сотрудничестве с множеством замечательных людей и организаций России, Европы и Америки нелегкая работа в конечном итоге поможет решить хотя бы некоторые из вышеупомянутых проблем и позволит нам с большим основанием осознавать себя носителями божьего промысла в нашем трагическом и грешном мире.
223

Ихван Гериханов
Председатель Конституционного суда
Чеченской Республики

Я имею честь приветствовать всех присутствующих и в вашем лице всех людей доброй воли, которые откликнулись на беду чеченскою народа, и каждый из которых делает то, что от него зависит. Я приветствую всех от имени чеченцев, которые нуждаются в мире и согласии.

Последние четыреста лет чеченский народ находится в состоянии борь-бы за свое выживание. Каждый из нас знает это на собственной судьбе. Я не знал детства. Сейчас мне сорок два года, и я занят единственно проблемой своего народа. Я не жду спокойной старости, потому что не знаю, что с нами будет. Каждый из нас несет трагедию своего народа. Но ведь право жить под солнцем имеет не только большой, но и малый народ, каждый человек, кому Всевышний дал жизнь.

Перед вылетом в Прагу мы получили известие, что в районе Бамута чеченцы врукопашную защищают свои дома, свою честь, своих близких и родных. У чеченцев, тем более мужчин, не принято жаловаться. Но я хочу, чтобы вы знали, что чеченцы защищают свою мать, сестру, жену, дочь и Отчизну. Слово "боевик", "сепаратист" — лживые, придуманные слова, которые сего-дня так навязчиво преподносятся мировому сообществу.

С 27 октября 1991 года до 11 декабря 1994 года мы жили в условиях, когда вокруг республики стояли российские войска. Фактически мы жили в условиях блокады, с трудом выживая. Но тогда мы еще надеялись на лучшее и о своих трудностях не кричали.

И даже после 11 декабря, после ввода войск на территорию Чеченской Республики, мы не стали взывать к посторонней помощи, надеясь, что все будет прекращено уже 12 декабря — ведь очевидно, что так нельзя обращаться с народом. Мы ничего не сказали и тогда, когда под Новый год министр обороны П. Грачев, будучи в хорошем настроении, дал слово, что все чеченцы с белыми флагами выйдут навстречу русским войскам. Мы надеялись, что мировое сообщество все-таки проснется.

Сегодня мы взываем к совести, пытаемся растопить равнодушие, потому что самая серьезная болезнь человечества — это равнодушие к тем людям, которые нуждаются в помощи.

Для людей доброй воли, очевидно, что война, которая идет на территории Чеченской Республики, является очередным геноцидом чеченского народа. Сегодня мы должны сделать все для того, чтобы прекратить войну. Иначе мы ничего не сможем объяснить своим детям. То, что происходит в Чечне, дело не одного государства, это дело всей общественности, всею мирового сообщества, ибо уничтожается целый народ.

Восемнадцать месяцев продолжаются боевые действия, восемнадцать месяцев унижают нашу честь и достоинство, убивают наших матерей, жен, дочерей. Это не забывается. Восемнадцать месяцев на территории Чеченской Республики и за ее пределами для лиц чеченской национальности созданы концентрационные лагеря под названием фильтрационных. Все эти факты преступлений против человечества должны стать предметом работы трибунала, основой выносимого им вердикта, предметом обсуждения мирового сообщества.


224
Вопросы и ответы
Лорд КРИСТОФЕР (профессор-социолог, Великобритания). Я хотел бы задать членам трибунала два вопроса. Первый вопрос: считаете ли вы возможным рассматривать войну в Чечне как проблему, подлежащую юрисдикции мирового сообщества, или все же вой-на в Чечне — внутреннее дело Российской Федерации? Второй вопрос более практический. Как известно, Российская Федерация использует средства Международного валютного фонда как источник для финансирования войны в Чечне. Считаете ли вы практически осуществимым предложить Международному валютному фонду и Всемирному банку рассмотреть условия приме-нения экономических санкций и мер безопасности к российскому правительству, а именно: прекратить дальнейшие платежи, пока война в Чечне не будет прекращена?

С. ГРИГОРЬЯНЦ. На первый вопрос ответят юристы. Я же по-стараюсь ответить на второй. Недавно в Париже на большой пресс-конференции, посвященной проблеме Чечни, целый ряд известных французских политических и общественных деятелей, а также известных русских эмигрантов говорили о том, что они отказываются платить налоги у себя в Англии, во Франции, если эти налоги идут на содержание войны, на убийство чеченцев.

В свою очередь, американцы начинают понимать, что уже большое число людей осознают, что это они дают деньги на чеченскую войну, что именно ими оплачивается эта война. Налогоплательщики многих стран оказались заложниками аморальной позиции их правительства. Российскому правительству удалось убедить мировое сообщество в том, что никакого выбора, кроме поддержки нынешнего российского руководства у международных -организаций, у великих государств просто не осталось.



М. ПОЛЯКОВА (юрист, эксперт трибунала, Российская Федерации). Что касается квалификации действий российских властей в Чеченской Республике, можно убедительно говорить о том, что на-рушены, во-первых, российские нормы права, нарушена Конституция РФ, нарушены нормы российского Уголовного права. Но наша группа юристов решила исследовать проблему Чеченской войны с точки зрения международного права. Мы полагаем, что в данном случае попраны нормы международного права, имеет место геноцид, военные преступления, преступления против чело-вечности. То есть и с точки зрения российских норм права, и с точки зрения международных правовых норм эта война, ведущаяся российским руководством, имеет криминальный характер.
225
П. ШПАЧЕК (член Парламента Чешской Республики). Рассматривает ли ваша организация возможность передачи материалов трибунала в Суд по правам человека? Каковы планируемые сроки подготовки трибунала?

С. ГРИГОРЬЯНЦ. Для того, чтобы передать материалы трибу-нала в Суд по правам человека, нужна организация с сущест-венно большими возможностями. В Суд по правам человека могло бы передать материалы какое-то из европейских государств. Мы обсуждали эту тему с Сергеем Адамовичем Ковалевым, с рядом других политических деятелей в разных странах, с членами трибунала и пришли к выводу, что в Европе, к нашему общему позору, нет сегодня страны, которая взяла бы на себя передачу этих чудовищных материалов в Страсбургский суд.

Тем не менее, мы не считаем возможным свести все к жало-бам отдельных лиц, в то время как речь идет о массовых преступлениях верховной власти. Расследование деятельности от-дельных лиц, виновных в том или ином конкретном преступлении, — сама эта процедура заняла бы много лет. Безусловно зная это, заместитель секретаря Совета безопасности России мне спокойно сказал: "У нас ведь никто больше, чем на полгода вперед не смотрит. И нам все равно, что вы делаете". Поэтому мы считаем необходимым те обвинительные материалы, которые будут подготовлены для трибунала передать как Комитету по Чечне, созданному при Совете Европы, так и членам Парламентской Ассамблеи, которые в наибольшей степени озабочены этой проблемой и которые могут проявить инициативу и в соответствии с уставом передать эти материалы в Европейский Суд.

Кроме того, трибунал рассматривает дела о преступлениях против человечности и военных преступлениях. По международным правовым актам такие преступления не имеют срока давности, поскольку это не нарушение прав человека или конкретной личности, это — преступление. А преступление имеет свойство быть раскрываемым, и лица, причастные к преступлениям против человечности и к военным преступлениям, рано или поздно должны предстать перед судом.

В. ТРОЯНОВ (депутат Чешского парламента, член Парламента Сове-та Европы). В январе 1996 года ситуация в Чеченской Республике была такова, что мы настаивали, чтобы представители России прие-хали в Совет Европы. Дело в том, что г-н Штетина из чешского ин-формационного агентства «Эпицентрум» передал парламенту Совета Европы две петиции, одна из которых была от жителей Серноводска, другая — от жителей Самашек. Петиции были вручены председателю Парламентской ассамблеи Совета Европы Лени Фишер. Она передала их мне как председателю Комитета по правовым вопро-
226
сам. На последнем заседании парламента, где обсуждалась ситуация в Чечне, я в своем выступлении огласил также петицию сту-дентов из Брно, где было более восьми тысяч подписей студентов против войны в Чечне. Позже я передал эти документы компетентным представителям Парламента Совета Европы. К сожалению, могу сообщить, что ни на один из фактов, которые я огласил, Парламент Совета Европы не отреагировал. Кто же должен отреагировать?

Хочу напомнить, что в Европейском парламенте существует Комиссия по правам человека, существуют и другие механизмы, которые могут иметь воздействие на руководство Российской Федерации. Я полагаю, что те документы, которые будут подготовлены во время работы этого трибунала, должны быть переданы не только господину Мюллеману, председателю комитета по Чеченским вопросам, но и господину Агарде, председателю комитета по правам человека, который может сыграть немалую роль.

Кроме того, я бы порекомендовал пригласить на следующее заседание господина Мюллемана и господина Агарди, чтобы они могли лично, непосредственно на заседании услышать о том, что происходит в Чеченской Республике.

К. ПАЛЬМЕ (председатель группы экспертов, юрист, Швеция). Я присутствовал на предыдущих сессиях трибунала — опросах свидетелей, — которые проходили в Москве. В проводимом общественном расследовании есть и сильная, и слабая стороны. Слабость его со-стоит в том, что оно не является судом, проводится неправительственной инстанцией, и мы, следовательно, не можем говорить, что мы "судим", выносим "приговор". Усилия, которые мы прилагаем, направлены, прежде всего, на то, чтобы не исчезли, не были забыты сами факты преступлений.

В Швеции имеется опыт борьбы с Россией. Я сам был добровольцем Финской армии в войне 1939-1940 годов против России. Мы вообще много раз воевали с Россией и не всегда успешно. Однако в данном случае мы надеемся, что Россия прекратит чеченскую авантюру, осознает, что она творит и постарается исправить ситуацию. Вопрос в том, что мы можем сделать здесь. Думаю, прежде всего — это собрать ценные свидетельские показания по свежим следам, провести юридически профессиональные опросы свидетелей. И это как раз то, что следует сделать сейчас.

Что делать дальше? Это трудный вопрос. Как потом все это представить в Страсбургский суд? Я обращался туда с подобными вопроса-ми семь раз и понимаю сложность этой проблемы. Конечно, расследование позволит нам обнародовать то, что сейчас скрыто. Однако не следует происходящее считать судебным процессом против России.


<< предыдущая страница   следующая страница >>
Смотрите также:
Материалы опроса свидетелей Вторая сессия Москва, 20-24 апреля 1996 года Дополнительные слушания Третья сессия
5357.78kb.
35 стр.
Управление по связям с общественностью
14.43kb.
1 стр.
Конкурсе на лучшую организацию акции «Чистая сессия»
93.75kb.
1 стр.
Программа мероприятия 28 сентября 2010 года 30 10. 00 Регистрация участников
73.06kb.
1 стр.
Сборнике «Научная сессия гуап 2010 г.»
94.96kb.
1 стр.
Китайское юридическое общество пятая сессия
647.87kb.
7 стр.
Проблемы формирования среднего класса в российской деревне Материалы Всероссийского семинара-совещания 2-3 апреля 2009 года Мичуринск-наукоград РФ 2009
1694.27kb.
10 стр.
Закон украины о страховании Закон введен в действие со дня опубликования 11 апреля 1996 года
635.07kb.
4 стр.
Объектные системы – 2011 (Зимняя сессия)
101.99kb.
1 стр.
Сессия Фрахтование судоходства
111.06kb.
1 стр.
Нефть и авиация
15.04kb.
1 стр.
Учебный план 1 курс 2011/2012 учебный год Направление «Туризм» Установочная сессия
66.18kb.
1 стр.