Главная страница 1

Доклад на Третьей Международной конференции


«Человек в современных философских концепциях».
Волгоград, 14–17 сентября 2004 г.

Л. Е. ГРИНИН

(Волгоград)

«ЛЮДИ ИЗВЕСТНОСТИ» КАК ФЕНОМЕН ИНФОРМАЦИОННОГО ОБЩЕСТВА

Неравенство, как известно, присуще любому обществу. В социологии к наиболее важным типам благ, вокруг обладания которыми возникает неравенство, относят: власть, богатство, престиж, статус, привилегии. Иногда еще выделяют образование. Однако, как ни странно, среди таких благ практически не упоминается личная известность. Это тем более странно, что ее роль в структурировании общества возрастает. Поэтому анализ влияния фактора личной известности на социальную структуру информационного общества представляется очень важным. Личную известность надо обязательно добавить к перечню тех типов благ, вокруг которых проходят главные линии неравенства, тем более для современных обществ, где сама степень известности человека очень тесно связана как с техническими возможностями средств информации, так и с возможностями его доступа к средствам массовой информации и коммуникации.

Что подразумевается под личной известностью? В специальных изданиях понятия известности я не обнаружил1. По моему мнению, это такая устойчивая информация о человеке, которая выделяет его в каких-то смыслах из общего ряда людей, обладающих аналогичными профессиональными или социальными качествами. Такое выделение может касаться уровня его профессионализма или иных ценимых окружающими качеств (например, святости, удачливости, талантливости, красоты и т. п.), широты известности в определенных слоях и местностях, формального или неформального перевода его в более высокую группу (например, в категорию «известный писатель» из категории «просто писатель»), длительности известности (посмертная слава, например) и т. п. Славу можно рассматривать как высокую степень личной известности, или как почетную известность [5, c. 752]. Указанное выделение из общего ряда может прямо или косвенно повышать социальные характеристики человека и давать ему дополнительные блага по сравнению со средним в группе людей, обладающих аналогичными качествами.

Личная известность – это благо, которое было ценным всегда. Анналы древней и средневековой истории рассказывают, насколько люди стремились к ней, совершая порой невероятные вещи. Так, Нерон, будучи императором, всерьез гонялся за славой актера, Герострат поджег храм Артемиды, который считался одним из семи чудес света, Геродот объехал полмира. За славу соревновались полководцы и короли, ученые и поэты, «схимники» и кардиналы, актеры и пророки, рыцари и их дамы2.

Иногда известность давала больше власти и материальных благ. Например, в древнем Китае правители нередко приглашали к себе известных мудрецов и щедро одаривали их. Однако как ни ценна была личная известность для определенных людей, все же в докапиталистическую эпоху (когда и читать-то умели лишь немногие) число тех, кто с ее помощью получал основные средства к существованию или мог резко увеличить их объем, было незначительно. Дело в том, что в доиндустриальных обществах, как правило, главными среди социальных характеристик были знатность, сословное положение, членство в корпорации, земельное богатство, близость к власти. Личная же известность выполняла подсобную роль, то есть роль маркера для дополнительной дифференциации в среде более или менее социально равных людей (например, между рыцарями, мастерами, философами). Поэтому обладание или не обладание личной известностью не влияло фатально на их социальное положение. В то же время сегодня известный или неизвестный писатель (певец, актер, спортсмен) различаются в доходах и престиже между собой примерно как крестьянин и дворянин, или как простой дворянин и герцог.

С изобретением книгопечатания и появлением первых СМИ число людей, зависящих от своей известности, увеличивается, а их материальные возможности растут. Однако все еще количество тех, кто мог конвертировать известность в богатство, было невелико. Но оно возрастало по мере появления новых технических средств, таких, как радио, кино и особенно телевидение, а также прогресса в образовании, пока, наконец, ситуация и вовсе изменилась.

Что же произошло? Кратко говоря, возник значительный, заметный и очень влиятельный слой людей, имеющих высокие или даже огромные доходы. И основная часть этих средств напрямую проистекает от высокого уровня и больших масштабов их известности. Эта весьма разношерстная публика включает работников телевидения и других средств массовой информации; деятелей искусства, театра, литературы, науки, кино; представителей шоу бизнеса и моды; спортсменов; родственников известных людей, эксплуатирующих этот факт; а также и просто по какой-то причине узнаваемых людей, которые сумели разными способами привлечь к себе внимание. Эта группа имеет общим то, что эксплуатирует свою популярность, конвертируя ее в должности, деньги, связи и разные блага, порой даже передавая ее по наследству. Значение такого слоя в информационном обществе, по-видимому, будет расти. По аналогии с теми, кого Питер Бергер называет «люди знания» и чей главный капитал – образование, слой людей, главный капитал которых – известность, можно было бы назвать «людьми известности».

Вновь вспомним, что для анализа социальной структуры общества ключевым выступает понятие неравенства. Соответственно неравенство связано с разным доступом к тем или иным благам. В отношении личной известности это доступ к вниманию людей и к влиянию на них. Это очень важный ресурс. Но люди известности имеют доступ к нему как бы по естественному праву. К этому добавляется их особый авторитет и престиж, которые поддерживаются обществом и средствами коммуникаций. Все это вроде бы узаконивает их право влиять на других. Мало того, современные СМИ не способны и дня обойтись без известных личностей. Иными словами, сложился вполне очевидный симбиоз средств массовой коммуникации и людей известности, а также представителей власти, бизнеса и культуры. Но если огромные возможности СМИ воздействовать на общество были отмечены очень давно (недаром их называют «четвертой властью»), то такое влияние на общество со стороны людей известности (в целом, то есть как особого слоя) отмечается совершенно недостаточно.

Как соотносятся понятия великих людей и людей известности? В XIX и начале XX века в философии и социологии активно обсуждалась тема героев, роли личности в истории и т.п. Некоторые социологи выделили как особую группу «великих людей». Однако, как говорил Сорокин, «большинство определений великих людей страдает субъективностью и потому негодно». Мало того, парадокс в том, что великие люди могут остаться неизвестными до самой смерти. Наконец, как справедливо указывал Сорокин, группа великих людей представляет фактически не реальную, а мнимую коллективность, поскольку они никогда реально не объединены ни общей целью, ни общими социальными характеристиками.

Между тем, мы ведем речь именно о реальной коллективности, которая сложилась в последние полвека. Возможно, впервые этот факт отметил Райт Миллс, в книге «Властвующая элита»[34] (‘The Power Elite’, 1956). В небольшой главке «Знаменитости» он дал очень верные, точные и емкие характеристики социальной группы «профессиональных знаменитостей», составляющей, по его мнению, часть правящей элиты. Однако эту важную идею практически не заметили ни аналитики творчества Миллса, ни исследователи средств массовых коммуникаций. Поэтому серьезного анализа нового социального слоя (людей известности) нет и по сию пору.

Таким образом, хотя личная известность не новый феномен, однако никогда еще не складывался столь заметный и влиятельный слой людей, которые в социальном плане объединены благодаря своей известности и возможности регулярно появляться в том или ином виде в СМИ или на экране кинотеатра, телевизора или компьютера. Кроме того, они объединены личными связями друг с другом и представителями других элит. Надо подчеркнуть, что речь идет о людях, получивших известность не просто при жизни, но в период создания их карьеры, и что именно величина этой известности определяет уровень их доходов.

По благосостоянию люди известности стремительно приближаются к собственникам. Сегодня многие спортсмены, артисты, певцы, шоумены, модели и прочие по уровням личного дохода начинают обгонять даже солидных предпринимателей. Например, артист Арнольд Шварценеггер получил за съемки в фильме «Терминатор -3» 30 млн. дол. Несколько десятков актеров Голливуда получают за съемки в фильмах от 10 до 25 млн. Огромные гонорары имеют спортсмены. Например, контракт одного из самых высокооплачиваемых хоккеистов Алексея Яшина «тянет» на 87,5 млн. дол. Почти пятьдесят лет назад Миллс указывал, что в Америке «профессиональные знаменитости встали в ряд с людьми из «четырехсот семейств» центральных городов (т.е. самых богатых семейств Америки – ЛГ)». Теперь это стало характерно и для многих других стран.

Если ранее в блага конвертировалась знатность, положение в государственной иерархии, образование и квалификация, то теперь известность достаточно просто конвертируется в деньги, связи и другие блага. Ведь любой известный человек может получить деньги просто за появление на экране (одна реклама чего стоит, а ведь есть еще интервью, мемуары, лекции и т.п.). Доход футболиста Дэвида Бэкхема в сезоне 2004 года составил 15 млн. фунтов стерлингов. При этом лишь 4,5 млн. фунтов он заработал футболом. Остальное – доходы от рекламы. Причем особых усилий реклама не требует. Почти как в знаменитом фильме Чарли Чаплина (1957) «Король в Нью-Йорке», где рекламный агент говорит: «Десять тысяч монет за два слова! Вам даже не надо будет их запоминать, они будут записаны на доске: «мням-мням!».



Итак, можно говорить о слое профессионалов известности, деятельность которых без нее невозможна, либо крайне затруднена, либо лишается экономического смысла. В любом случае, без нее они теряют в социальном плане очень многое, если не все.

Сказанное свидетельствует о том, что из дополнительной социальной характеристики личная известность становится одной из главных. Соответственно растет престиж «известности», а значит и ее «дефицитность». Усиливается также стремление передать статус известности по наследству.

Причины всего этого очевидны и взаимосвязаны.

Первая. Изменения технической базы. Выделение такого слоя напрямую связано с огромной и растущей ролью электронных средств информации и коммуникации, формированием единого информационного пространства. Налицо революция в формах, скорости и широте распространения информации. Стоит упомянуть также огромные перемены в транспорте и связи.

Вторая. Изменение материальной базы. Создание, обработка и передача информации (всякой: серьезной, специальной, рекламной, развлекательной) превратились в крупнейший и быстро растущий сектор экономики с огромными капиталами и доходами. А люди известности представляют его важнейшую часть. В целом информация стала новым и весьма ценным видом богатства, благодаря которому его распределители успешно делают карьеру и деньги. Необходимо отметить теснейшую связь рекламы и участия в ней людей известности. С одной стороны рекламодатели заинтересованы в продвижении товаров с их помощью, с другой стороны, известность легче всего конвертировать в деньги именно через рекламу.

Огромные обороты шоу-бизнеса, средств информации, рекламных и других компаний создают мощнейший фундамент для роста слоя людей известности. Очевидно, чем богаче будут эти сектора экономики, тем заметнее будет их роль и влияние. К тому же часто они и прямо становятся совладельцами или продюсерами шоу-бизнеса.

Третья. Особые свойства информации как товара.

а) Возможности влиять на людей. По степени влияния на сознание заправилы СМИ и шоу-бизнеса могут сравниться, пожалуй, только с церковной организацией в прежние времена. Недаром же возникла формулировка о манипуляторах сознанием. Естественно, что, обладая такой властью над умами, можно создать дутый имидж, известность любому.

б) Создание зависимости от этого товара, особенно с учетом того, что большая его доля преподносится «бесплатно». В этом плане многие шоу, игры и прочее весьма напоминают алкоголь, торговля которым приводила к бедствиям для неразвитых и даже развитых народов.

в) Способность к мифотворчеству, благодаря чему можно внушить совершенно искаженные представления о товаре и человеке.

Четвертая. Изменение профессиональной структуры населения и структуры потребления, появление значительного досуга, который надо занять. «Хлеба и зрелищ» требовал римский плебс. Поскольку «хлеб» сегодня есть у всех, потребность в зрелищах увеличивается, так же как и усиливается страсть к различным теле и иным играм.

Думается, что слой «людей известности» следует рассматривать и как новую элиту современного информационного общества. Кто, как не они, лучше всего отражает его дух? Согласно теории элит, деление на элиты и массы является неотъемлемой чертой любого сложного современного общества. Миллс считал, что элита представляет собой ряд высших кругов, члены которых специально подбираются, обучаются, апробируются и получают свободный и неофициальный доступ к возможности влиять на общество. При этом члены элиты на протяжении жизни поддерживают неофициальные связи друг с другом, и существует известная взаимозаменяемость людей на командных ролях в иерархиях, распоряжающихся богатством, властью, славой. Карьера и образ жизни этих людей обнаруживают определенное сходство, их единство имеет под собой психологические и социальные основы. Все эти признаки вполне подходят к выделенному нами слою. Таким образом, люди известности являются особым кругом элиты современного общества.

Надо отметить, что как всякая элита «люди известности» не являются социальным слоем, представляющим собой просто добавку к множеству других страт в обществе. Элита всегда влияет на всю структуру социума, подгоняя и подстраивая ее под свои интересы. Надо иметь в виду, что каждая «звезда» в культуре, моде, спорте, равно как и их команды (особенно в спорте) создают вокруг себя нечто вроде современной секты или клиентелы. Крупные футбольные клубы имеют каждый десятки (а то и сотни) тысяч активных болельщиков, фанатов. При этом само понятие фаната какой-либо футбольной команды или поп-звезды становится как бы самодостаточной социальной характеристикой. А все вместе фанаты составляют огромный плат общества, причем пласт растущий. В связи же с глобализацией мира и интернационализацией поп-культуры такое влияние на социальную структуру общества перерастает национальные границы, и фанаты у звезд появляются в самых разных странах.

Помимо профессиональных людей известности возникает много прослоек людей, так или иначе (в той или иной степени, длительности, важности для них самих) становящихся более известными, чем те, кто профессионально или социально стоит рядом с ними. Это те, чья известность является лишь побочным достижением для них (например, известный бизнесмен), либо связано с привлечением к себе общественного внимания, всякого рода всякого рода «экстремалы» и оригиналы, «рекордсмены», коллекционеры и т.д. и т.п. Но лишь некоторые из них способны затем превратить известность в ходкий товар. С другой стороны, поскольку известность становится все более ценной, престижной, многие добиваются ее просто так, подобно тому, как буржуа добивались ценой огромных затрат дворянского звания ради престижа.

Наконец, о специфике людей известности в России:

1. Поскольку в СССР очень много значил фактор личных знакомств и т. н. «блата», этот канал формирования людей известности играет у нас бòльшую роль, чем в других странах. Соответственно и фактическая квалификация известных персон (особенно певцов и шоуменов) в целом намного слабее, а число «дутых» авторитетов среди них выше, чем в других странах. Иными словами, ведущий тип конкуренции при пробивании в число известных людей в России во многом иной, чем на Западе. Например, расцвел «фаворитизм», когда очень известная персона открыто патронирует своему фавориту.

С другой стороны, жесткое деление на слои и социальные группы в СССР, каждая из которых характеризовалась собственным набором привилегий и обязанностей, и целая система званий (заслуженных и народных артистов и деятелей, членов союзов и т.п.) способствует у «звезд» более сильному корпоративному чувству, чем в других странах. Кроме того, возникают своеобразные «тайные» общества, которые всеми силами продвигают своих людей во все передачи и занимают под любым предлогом лучшее время по разным каналам. Группа «Аншлага» и родственных ему передач является ярчайшим примером этому. Налицо и своего рода «корпоративное братство», когда устраиваются постоянные юбилеи и торжества по очереди. На виновника торжества льется поток славословия и восхваления по известному принципу: «Кукушка хвалит Петуха за то, что хвалит он Кукушку». Распространилась мода приглашать друг друга в качестве «экспертов» и т.п.

Корпоративность среди «цеха» людей известности в России особенно наглядно проявляется (и проявлялась раньше) в семейственности, в умении пристроить «ребенка» к нужному месту. Соответственно растет число таких «династий». Впрочем, еще Грибоедов объяснял это: «Ну, как не порадеть родному человечку».

2. Также выше и роль «промывания мозгов» для создания дутой славы. Неудивительно, что среди заправил СМИ возникла уверенность, что с помощью особо проводимой рекламной кампании можно «и обезьяну сделать президентом». Такая высокая роль «манипулирования сознанием» проистекает из того, что в СССР это манипулирование производилось многие десятки лет с использованием всей мощи государственной машины. В России также намного сильнее готовность части интеллигенции менять убеждения по принципу «чего изволите», чем в других странах, в которых этому препятствуют как традиции, так и разнообразные политические, культурные и религиозные организации.

3. Соответственно в России меньше роль таких каналов и механизмов создания людей известности, как коммерческий заказ и отбор (авторов, актеров и других) путем сравнения их действительных качеств на конкурсной или иной жесткой основе; коммерческая «раскрутка»; честная, объективная формальная оценка (в виде различных номинаций, премий, титулов и т.п.); признание фактического успеха и стремление его использовать и другие. Хотя роль из этих способов заметно растет.



4. Наследием прежних времен определяется и состояние гораздо большей, чем в других странах, близости людей известности к государственной власти (и взаимного влияния друг на друга).

Список литературы:

  1. Смелзер Н. Социология. М.: Феникс, 1994.

  2. Гидденс Э. Социология. М.: Эдиториал УРСС, 1999.

  3. Джери Д., Джери Дж. Большой толковый социологический словарь (Collins), В 2 т. / пер. с англ. М.: Вече, 1999.

  4. Хинкл мл. Р. Ч., Босков А. Социальная стратификация в перспективе/ Беккер Г., Босков А. (ред.) Современная социологическая теория в ее преемственности и изменении (С. 417–446). М.: ИЛ, 1961.

  5. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М.: Азъ, 1993.

  6. Бунимович Н.Т. и др. Краткий словарь современных понятий и терминов. М.: Республика, 1993.

  7. Коллинз Р. Социология философий. Глобальная теория интеллектуальных изменений. Новосибирск: Сибирский хронограф, 2002.

  8. Таранов П.С. 106 философов. Жизнь, судьба, учение. В 2 т. Симферополь: Таврия. Т.1.

  9. Толстой Л.Н. Так что же нам делать? /Толстой Л.Н. Собрание сочинений в 22 ТТ. М.: Художественная литература. Т.16.

  10. Бергер П. Капиталистическая революция. М.: Прогресс. Универс, 1994.

  11. Луман Н. Власть/ пер. с нем. М.: Праксис, 2001. Власть как средство коммуникации

  12. Иванов В.Н., Назаров М.М. Информационное потребление и политические ориентации (С.83–90)// Социс, 2000, № 7.

  13. Гринин Л.Е. Феномен информационного общества: «Люди известности» (С.5–23)// Философия и общество, 2004, № 2.

  14. Гринин Л.Е.Производительные силы и исторический процесс. Волгоград: «Учитель», 2003.

  15. Гринин Л.Е.Формации и цивилизации// Философия и общество. 1997. № 5.

  16. Коробатов Я. Пора забыть, что мы – великая хоккейная держава…// Комсомольская правда, 7 мая 2004. С. 23.

  17. Губарев Г. Богач Бэкхем ищет приработок// Комсомольская правда, 7 мая 2004 года С.22

  18. Шеховцов А.Н. Виртуальная реальность: новая форма коммуникации или индустрия развлечений? (361–365)/ Омельченко Н.В. (ред.) Человек в современных философских концепциях. Материалы Второй международной научной конференции. Волгоград: из-во ВолГУ, 2000. Ч.1.

  19. Пиронкова О.Ф. «Живые новости», или о времени и пространстве в телевизионном эфире (С.65–74)// Социс, 2000, № 8.

  20. Хиршбайн Р. Эксплуатация сексуальности в современном капиталистическом обществе (С. 355–365) /Современная прогрессивная философская и социологическая мысль в США. М.: Прогресс, 1977.

  21. Чукаева У.А. Корпоративная культура и паблик рилейшнз (PR) в промышленных организациях (С.74–78)// Социс, 2000, № 8. С.75.

  22. Хлебников Г.В. 2003.03.008. Мальер Ф. Правила на журналистском поле: вклад Пьера Бурдье в социологию средств массовой информации(68–73)//Социология: реферативный журнал (РАН. ИНИОН), 2003 № 3.

  23. Ашин Г.К. Доктрина «массового общества». М.: Политиздат, 1971.

  24. Шиллер Г. Манипуляторы сознанием. М., 1983.

  25. Моль А. Социодинамика культуры/ пер. с фр. М.: Прогресс, 1973.

  26. Массовая коммуникация в формировании современного социокультурного пространства. Круглый стол// Социс, 2000, № 7.

  27. Филиппова Т.В. Социология в Интернете //Социс, 2000, № 5 (С.131–137).

  28. Гринин Л.Е. Проблема стабилизации образа жизни и перспективы развития человечества [С. 301-304] / Омельченко Н.В. [ред.] Человек в современных философских концепциях. Материалы Международной научной конференции.– Волгоград: из-во ВолГУ, 1998).

  29. Bell D. The Coming of Post-industrial Society. New York, 1973.

  30. Болескина Е.Л. Потребители игровой компьютерной культуры (С.80–87) //Социс, 2000, № 9.

  31. Александрова Т.Л. Методологические проблемы социологии профессий (С.11–17)// Социс, 2000, № 8.

  32. Стеббинс Р.А. Свободное время: к оптимальному стилю досуга (взгляд из Канады) (С.64–72) //Социс, 2000, № 7

  33. Хейзинга Й. Homo Ludens. В тени завтрашнего дня. М.: Прогресс, 1992.

  34. Миллс Р. Властвующая элита. М., 1959.

1 Его нет даже в толковом словаре. Есть только понятие «Известный» – «такой, о деятельности которого все хорошо знают, пользующийся популярностью» [5, c. 243]. В другом словаре мне попалась статья «Паблúсити» – популярность, широкая известность, достигаемая публичными выступлениями, а также с использованием средств массовой информации [6]. Таким образом, известность в обоих случаях приравнена к популярности. Правда, мне кажется, что можно быть известным, но не пользоваться популярностью. Например, такие политики как Ампилов или Новодворская известны, но не популярны.

2 Интересным исследованием, в котором подробно проанализирована степень известности среди философов разных стран за две с половиной тысячи лет, а также социологические причины различий в их славе, является книга Рэндалла Коллинза [7].


Смотрите также:
Доклад на Третьей Международной конференции «Человек в современных философских концепциях»
142.7kb.
1 стр.
Доклад на Второй Международной конференции «Человек в современных философских концепциях»
65.17kb.
1 стр.
Психологическая готовность к родительству современных юношей и девушек
87.82kb.
1 стр.
Докладов Третьей Всероссийской конференции «реконструкция энергетики-2011»
120.11kb.
1 стр.
Курсовая работа по теме: «Применение современных фитнес методик на уроках физической культуры в школе третьей ступени»
334.86kb.
1 стр.
Доклады 5-й международной конференции "Радиоэлектроника в медицине"
66.43kb.
1 стр.
Доклад на V международной конференции «Право и Интернет»
104.47kb.
1 стр.
Программа Международной конференции 5 8 апреля 2011 «Зарубежная литература XIX века Актуальные проблемы изучения»
254kb.
1 стр.
Сборник докладов международной научно-технической конференции 3-7 октября 2005 г. Пенза
3374.7kb.
34 стр.
Информация о международной конференции об опыте и проблемах измерения национального дохода и богатства в странах
52.92kb.
1 стр.
Материалы XIV международной конференции молодых ученых «Человек в мире. Мир в человеке: актуальные проблемы философии, социологии, политологии и психологии». Пермь, 2011
90.96kb.
1 стр.
Доклад по итогам исследования «Россия в формирующейся глобальной системе»
912kb.
5 стр.