Главная страница 1
Глава 1.
Биография.

О семье Ллойд.

Корни семьи Ллойд Джонс по матери Френка Ллойда Райта уходят к холмистым пейзажам западного Уэльса, где его предки жили задолго до первых документированных упоминаний. Известно, что в 17 веке Семья Ллойд Джонс занималась пошивом шляп и головных уборов. Существует легенда, согласно которой, продукция семьи Ллойд была столь прочной, что они могли поспорить с кем угодно о том, что любая из их шляп выдержит человека стоящего на ней и не потеряет своей формы. Никто точно не знает, был ли в действительности проведён подобный эксперимент, или каким образом была достигнута подобная прочность, но факт заключался в том, что эти шляпы были действительно хороши и семейное дело процветало.


Мораль и этические нормы в жителях тех мест, наверное, были заложены на генетическом уровне. Эти люди были очень праведными, и искренне считали свою веру единственно правильной и основополагающей. Всё они жили под лозунгом "Истина в основе мира" ("Truth against the World"). Они были Баптистами и Кальвинистами, и проживали в районе Камбриан (Cambrian District) в Кардиганшире (Cardiganshire, так же известном как West Dyfed),там где река Тейфи (Teifi) омывает прекрасные земли и несёт свои воды к берегам залива Кардиган (Cardigan Bay), расположенному на побережье Ирландского моря, между Британией и Ирландией. Это было место, где обосновались первые Унитарианцы, и где Дженкин Ллойд Джонс основал свой приход в 1720х, в одном из наименее заселённых частях острова.
Из-за постоянного давления со стороны властей на представителей разных религиозных течений, Унитарианцы решили, что проще найти новое свободное место, где они смогли бы жить по своим собственным законам и правилам. Первые из них покинули Уельс осенью 1844 надеясь добраться до Нью Йорка. После, всегда столь долгого и опасного, плавания через Атлантику они исколесили весь штат Нью Йорк, добравшись до Огайо, прежде чем окончательно обосновались в Иксонии (Ixonia), штат Висконсин. Иксония была и остаётся по сей день небольшим городком, самым маленьким из тысяч основанных на полпути между Милуоки и Мэдисон.
Франк Ллойд Райт знал своего деда и бабушку, Ричарда и Малли Ллойд Джонс. Из их 11 детей, 6ро родились уже в Иксонии. Томас родился в 1830, Джон в 1832, Маргарет в 1835, Мэри в 1836, Ханна (Мать Фрэнка, в последствии известная как Анна) в 1838, Нанни в 1840 (которая погибла во время путешествия по Винсконсину) и Дженкин в 1843. Поселившись в своём новом доме Ричард и Малли произвели на свет ещё 4х детй, Элианор в 1845, Джэйн в 1848 Джеймса в 1850 и Эноса в 1853.
В 1846 семья приобрела у правительства 40 акров (16гектаров) земли по цене 1.25$ за акр и продолжала скупать земли пока их собственность не составила 110 акров, которые он ив последствии продали по цене 3.50$ за кар, после чего он и переехали немного западнее Айовы. В 1856 Ричард и его семья переехала из Иксонии и попробовала себя в фермерстве в Беар Крик (Bear Creek) а затем и в Лоан Рок (Lone Rock). В апреле 1864 они наконец поселились в том месте, которое впоследствии было названо Джонс Валлей (Jones Valley) на левом берегу реки Висконсин. Все вместе они обладали землями в 1800 акров (720 гектаров) долины, спокойной, плодородной и окружённой холмами с 3х сторон. Каждый член семьи приобрёл к этому времени все необходимые навыки и знания, для того чтобы зажить как и полагалось в качестве пионеров поселенцев. Все они знали как сделать что-то из ничего, и как использовать своё воображение для создания полезных и нужных вещей. Томас был необразованным но имел немалый опыт в простой архитектуре и строительстве, он работал не только для своей, немалой, семьи, но и частенько для сторонних заказчиков. Джон был фермером, и мельница которую он построил, и зерно которое он производил, поддерживали практически всех жителей Джонс Валлей. Маргарет и Мэри вышли замуж и покинули семью. Дженкинс воевал на фронтах Гражданской врйны и стал искренне предан Президенту Аврааму Линкольну. Он стал проповедником после завершения обучения в колледже Мэадвилль (Meadville) в Пенсильвании а Эллианор (или Нэлл как её впоследствии называли) решила стать учителем, ровно как и Джейн. Вместе они отправились в Миннеаполис, для завершения своего обучения. Нэлл и Джейн так никогда и не вышли замуж, но основали частную домашнюю школу Hillside Home School для своей семьи и жителей долины. Джеймс также стал фермером, и последний Энос, который всего на 14 лет был старше Френка Ллойда Райта, поступил в колледж, но не смог его закончить, из-за отсутствия средств. Впоследствии он тоже вынужден был стать фермером, но его хозяйство было одним из самых скудных в Долине.
Всего в Долине было 7 ферм и каждая из них имела свой уникальный фермерский дом. Расположены они были таким образом, чтобы каждый из братьев и сестёр мог видеть соседний дом из своих окон, но не слишком близко, чтобы не нарушать приватность жизни хозяев. Все дома были спроектированы в разных стилях, но аккуратно вписывающихся в пейзаж. Небольшая деревушка расположилась на юго-западном конце Долины и была названа Хилсайд (Hillside) и имела своё собственное почтовое отделение. Ферма Эноса находилась через дорогу на юг, ведущую к зданию школы Хилсайд Хоум, а дом Томаса был западнее школы. Ферма Джеймса была на далёком восточном конце Долины, восточнее церкви и кладбища где дорога поворачивала на юг.
Ханна Ллойд Джонс, позже известная как Анна, любила двух своих младших сестёр, Нэлл и Джэйн. Она тоже была учителем, и испытывала огромную тягу к самообразованию. Она родилась и провела свои ранние годы в Уельсе и Уэльский был её первым языком, английский язык давался ей весьма тяжело, и она потратила много времени прежде чем освоила его и смогла понимать беглую речь. Она так и не смогла избавиться от акцента, но была готова к преподаванию. Как учитель она была весьма жёсткой, но готовой помочь и взять под свою опеку всех кто желает обучаться и лучшего для себя. Она была исключительно энергична, но по какой-то причине абсолютно холодна к каждому кто пытался добиваться её расположения. Главным фактором, сделавшим всех братьев и сестёр тем кем они стали, было суровое воспитание их матери Малли.
Долина Джонс стала настоящим домом для семьи, она окружила их цветами, растениями и животными, дав им всё что нужно для жизни.
Виллиам Рассел Кэрри Райт встречает Анну Ллойд Джонс.
Любопытным фактом является то, что дата и обстоятельства помолвки, и последующей свадьбы, Анны Ллойд Джонс (Anna Lloyd Jones) и Виллиама Рассела Кэрри Райта (William Russel Cary Wright), не были никоим образом задокументированны. Вилиам Райт был женат ещё до знакомства с Анной, в середины 1850х на Пермилии Холокомб (Permilia Holocomb) и от первого брака у него было 3е детей Чарльз Виллиам Райт (Charles William Wright), Джордж Ирвинг Райт (George Irving Wright) и Элизабет Амелия Райт (Elizabeth Amelia Wright). Пермилия умерла в 1863. В то же время семья Ллойд Джонс и в частности Анна проживали в Лон Рок. Анна к 28 годам всё ещё оставалась незамужней учительницей, которая проживала в домах своих учеников помогая им подготовиться к школе. В то время учителя часто проживали в домах своих учеников по несколько дней или недель в качестве частных преподавателей для внешкольных занятий, или для подготовки детей дошкольного возраста к школе и часто переезжали от одного ученика к другому.

Анна и Виллиам встретились благодаря пересечению их профессий. Виллиам был на 14 лет старше и являлся суперинтендантом местного школьного района и лично проверял и сертифицировал учительские лицензии, так же в его обязанности входил надзор за деятельностью учителей. Анна было несказанно счастлива вступлению в брак.

Виллиам Райт был очень не плохим парнем, по первому впечатлению казался весьма внушительным и надёжным и очень легко заводил друзей, но к сожалению дружба длилась не очень долго так как он всё время проводил в разъездах. Так же он был очень одарённым в разных областях, изучал закон и даже являлся мировым судьёй в окружном суде округа Ричланд (County Circuit Court), он так же увлекался музыкой и даже играл на нескольких инструментах, а так же писал и публиковал музыку и песни. У него был прекрасный бас, благодаря чему он был ещё и великолепным оратором и одно время имел сан Баптистского пастора.

Райт – Виллиам, Анна и 3е его сыновей от первого брака переехали в Ричланд (Richland Center) из Лон Рок то есть на 20 миль к северо-западу, где Виллиам получил пост наблюдателя в новом здании Центрального Баптистского Общества, однако точное место их проживание не было зафиксировано. В тот момент Анна была на 8ом месяце беременности её первенцем. 8 июня 1867 Френк Ллойд Райт был рождён!



Анна боготворил ее сына, и с самого начала решил, что ему суждено было стать архитектором. Многие считали это фантазией Анна, никто не верил, что она способна предсказать будущее своего сына. Однако, в архивах Талиесина (Taliesin) имеется любопытный плакат – это разрез Готического собора, который был взят из еженедельника Харпер (Harpers Weekly) и висел на стене в детской Фрэнка Ллойда Райта и являлся своего рода предзнаменованием.
Полёт Райтов.
Райты не задержались в Ричмонде на долго. В марте 1869, прежде чем юный Френк стал говорить, они переехали в МакГрегор (McGregor), Айова. МакГрегор был расположен ниже по течению от Долины Джонсов где река Висконсин впадает с правого берега в русло реки Миссисипи. Практически ничего не изменилось за эти годы с тех пор как Райты впервые прибыли сюда. Город расположен над высоким и мощным каменным обрывом вдоль всего берега реки. Анна была снова на 8ом месяце, на этот раз ожидалось рождение сестры Френка – Мэри Джейн, или Джейни как её в дальнейшем называли.

Горожане были довольны своим новым пастором, к сожалению Виллиам не был достаточно удачлив в финансовых делах и поиску денег для строительства и нужд Баптистского общества, но он прекрасно выполнял все остальные обязанности. В действительности эти денежные проблемы перекинулись и на его семью и стали причиной всех скандалов и раздоров с его женой Анной.

После нескольких лет и времени проведенном на семейной ферме Долины Джонс в 1873 Райты снова переезжают в Павтукет (Pawtucket), Род Айленд (Rhode Island), для новой работы в баптистской церкви Хай Стрит (High Street Baptist Church). Общество нуждалось в деньгах, для того, чтобы восстановить церковь, сгоревшую тремя годами ранее, но Виллиаму требовалось ещё и погасит прошлые долги. Семья Райт не жила непосредственно в Павтукете а в небольшом городке недалеко от него, место называлось Централ Фолс (Central Falls) практически на границе штата Массачусетс.

Виллиам не смог собрать достаточно денег, даже для оплаты своего собственного оклада и в декабре 1873 Райты были вынуждены признать провал и переехали в дом отца Виллиама в Эссексе (Essex), Коннектикут. После периода восстановления семейного положения и счетов они были снова готовы к переезду и новой попытке. В 1874 они поселились в Веймуте (Weymouth), Массачусетс, где Виллиам возглавил Первую Баптистскую церковь (First Baptist Church), которая находилась южнее Бостона, на берегу прилегающим к Браинтри (Braintree). Френк уже достаточно подрос для того чтобы ходить в школу и для него подыскали одну в Веймуте, но новое предприятие отца снова казалось начало давать трещину и вновь Райтам суждено было покинуть новый дом. Они вернулись в Висконсин. Виллиам получил должность пастора в церкви Либерал (Liberal Church) при унитарианском общине в Вайоминге, недалеко от Долины Джонсов.

Брат Анны Дженкинс Ллойд Джонс только что завершил своё религиозное обучение и построил свою карьеру при Унитарианском духовенстве. Он основал свой приход в Чикаго на пересечении 39ой улицы (39th street) и бульваром Лэнгли (Langley Boulevard) в роскошной южной части города. Его учение использовало современные и прогрессивные методы. Для своей новой церкви в 1885 он решил нанять архитектора. Им стал Джозеф Лиман Силсби (Joseph Lyman Silsbee), как архитектор он был известен тем, что использовал гонт в качестве отделки наружных стен, этот метод впоследствии вылился в отдельный архитектурный стиль названный «Shingle Style», что в переводе означает гонтовый стиль.

Церковь получила название «Церкви Всех Душ». Здание получилось весьма вместительным и в отличии от готических часовен обладало аудиториями на втором этаже и большим количеством небольших комнат разного назначения, что отвечало интересам прихожан и использовались для различных собраний и мероприятий. То есть церковь Всех Душ стала своего рода общественным центром для местной общины.

Дженкинс познакомился со многими религиозными деятелями в Чикаго такими как Виллиам С Ганнет (William C Gannet) из Хилсайда и Френсис Виллард (Frances Willard) из Эванстона. Ганнет был редактором журнала Юнити (Unity), а Виллард был сторонником идей трезвости и основал Сообщество Христианские Женщины за Трезвость (WCTU Woman’s Christian Temperance Union), штабквартира которых по прежнему существует в Эванстоне. Несколько лет назад Эванстон проголосовал за ограничение продажи спиртных напитков.

Несколько лет спустя Дженкинс вновь нанимает Силсби для создания небольшой часовни в Долине Джонс. Она была сконструирована братом Дженкинса, Томасом и расположена к центру от южной оконечности Долины, между фермами Джеймса и Эноса. Её назвали Церковь Единения (Unity Chapel), при ней так же было создано семейное кладбище. Когда проект церкви был опубликован на нём имелась ссылка на юного ассистента архитектора. Им был Фрэнк, который познакомился с Силсби через своего дядю Дженкинса и принял участие в разработке часовни. Это был самый первый опыт Фрэнка в архитектуре, и эта работа невероятно разожгла его интерес.

В возрасте 55 Виллиам Райт снова попробовал начать всё с нуля на новом месте. Он был весьма оптимистично настроен и имел небольшой капитал для открытия своей собственной «Консерватории Музыки» (Conservatory of Music) на Пикней Стрит (Pickney Street) в Мэдисоне. Они купили дом на пересечении улиц Горхэм и Ливингстон (Gorham st and Livingston st), в котором сделали небольшой ремонт и адаптировали под себя. Дом был одноэтажный с цокольным этажом и располагался на перешейке между озёрами Мендота и Монона (Mendota, Monona).

С тех пор как Френк начал ходить, получалось так, что его семья жила недалеко от какого либо обширного водоёма, что как правило прививает в детях интерес к лодочным прогулкам, яхтингу или рыбалке, но Френк никакого интереса к этому не проявлял.



Развод

Любой брак который только внешне спокоен и благополучен обречён на недолгое существование. Анна решает уйти от Виллиама, они по-прежнему живут в одном доме, но с этого момента спят в разных комнатах. Виллиам поначалу пытался протестовать, но вскоре понял, что никакого выхода, кроме расторжения брака, из данной ситуации не было. Развод произошёл летом 1884. Они решили вопрос об имуществе достаточно мирно.

Анна и её дети получили дом, а Виллиам получил свою одежду и некоторые вещи, а также освобождение от необходимости поддерживать Анну, ведь ей помогала её семья Ллойды Джонсы. Нет никаких свидетельств о том, что Анне после развода приходилось работать, хотя для семьи было достаточно тяжело поддерживать её в Мэдисоне за 30 миль.

Остались факты и о действиях юного Фрэнка в то время. Он был окружён музыкой и увлечён ей, и даже после ухода отца интерес Фрэнка не угасал всю его жизнь. Он учился игре на пианино и имел неплохие знания о других классических инструментах.

Поскольку семья столь часто переезжала, Фрэнк практически не имел друзей вплоть до переезда в Мэдисон. Возможно, он считал себя не достаточно интересным и нужным. Однако в Мэдисоне он подружился с Робертом Лэмпом (Robert Lamp) который потерял обе ноги из-за полиомиелита, которым переболел в раннем детстве, и теперь вынужден был ходить только на костылях. Роберт недалеко от Райтов и они проводили вместе много времени. Фрэнк и Роберт очень хорошо ладили вместе, оба были творческими личностями и дополняли друг друга: Фрэнк со своими «золотыми» руками и Роберт со своим поразительным воображением. Вместе они заинтересовались в типографии и полиграфии и даже купили печатный станок. К сожалению ни одна из их работ не сохранилась, даже не смотря на то, что Анна очень бережно хранила семейный архив.

Университет, затем Чикаго.
Академические успехи Фрэнка были средними, мало того, даже не было доказательств, что он окончил среднюю школу. Но, не смотря на оценки, было явно заметно, что он многому научился, это видно по его более поздним работам. Несмотря на это он был принят в качестве студента инженерного факультета университета Висконсина (University of Wisconsin), до кампуса которого можно было дойти пешком от его дома в Мэдисоне. Это было идеальным решением, так как требовалось меньше денег на расходы по сравнению с далёкими университетами. К тому же, ему удалось получить работу у декана инженерного факультета Алана Д. Конновера (Allan D. Connover).

Будучи злостным прогульщиком в школе, Фрэнк так же плохо посещал и лекции в университете. Он проучился с начала и по конец 1886, но решил покинуть Мэдисон, чтобы искать своё счастье в качестве архитектора в Чикаго. Это был очень смелый и рискованный шаг, который Фрэнк долго обдумывал и просчитывал. Он покинул дом не с пустыми руками, украв у матери, её норковый воротник и несколько ценных книг, Фрэнк заложил их в ломбарде, получив тем самым необходимые деньги на поездку и немного на карманные расходы до прибытия.

Он провёл свои первые дня в Чикаго в полном одиночестве, слоняясь от одного архитектурного бюро к другому в попытках устроиться на работу. В своих мемуарах Фрэнк Ллойд Райт даёт весьма точное описание своего путешествия и можно без труда проследить его маршрут по Чикаго. Он вспоминает, как смотрел шоу в театре Адлер и Саливан (Adler & Sullivan). Если уточнить дату показа этого шоу, то выясняется любопытный факт. Оказывается Фрэнк приехал в Чикаго на полгода раньше, чем считалось и, следовательно, раньше завершения «Церкви Единения», которую он якобы видел только к концу строительства.

Воодушевлённый работой над «Церковью Единения», но с малым опытом в архитектуре как таковой фрэнк всё, же решается попросить Силсби взять его не работу. Силсби согласился и вскоре Фрэнк уже работал в одном из Чикагских архитектурных бюро. У Джона Воттермана (John Watterman) был сын Гарри, который был архитектором так же работающим на силсби. Тихому Фрэнку было не трудно подружиться с ним и вскоре он смог прожить немного времени с семьёй Воттерман, за углом от церкви его дяди на 39ой улице.

По какой-то причине этот период самостоятельности продлился всего несколько месяцев, и Фрэнк вернулся в Мэдисон и продолжил посещать лекции в университете. Но дотянуть он смог лишь до конца семестра и весной 1887 года решает вернуться в Чикаго. Он считал, что сможет достичь большего в офисе Beers, Clay& Dutton не тратя времени на университет. Но всё пошло не так, как он рассчитывал. Вскоре Фрэнк признал, что эта работа слишком трудна для него, и он уговорил себя вернуться назад в бюро Силсби, где начальником чертёжного отдела был молодой парень по имени Сесил Корвин (Cecil Corwin).

Сесил Корвин и его приятель Фрэнк.

Согласно автобиографии Фрэнка Ллойда Райта, они с Сесилом прекрасно ладили, и оба ненавидели учёбу в университете. Райт утверждал, что учёба в «Сесил Колледже» (как он шутливо называл дружбу с Сесилом) дало ему в жизни много больше, чем мог дать какой либо университет. Корвин научил его по настоящему ценить Чикаго, вместе они посещали театры, обедали в хороших, и не очень, ресторанах, посещали художественные галереи и лекции.

Эти двое были неразлучны, даже не смотря на то, что Сесил был на целых 7 лет старше Фрэнка. Вполне возможно, что Корвин действительно стал для Райта своеобразной экзотической подготовкой к профессии. Фрэнк не видел ещё столь нестандартного человека, даже по сравнению со своим братом – художником у которого жил Фрэнк, недалеко от Вест Сайда.

В бюро Силсби работало ещё много замечательных и талантливых людей, которые были одними из лучших в своих областях. Одними из низ были Георг Грант Элмсли (George Grant Elmslie) и Георг Вашингтон Маер (George Washington Maher). Видимо Силсби оказал на них достаточно сильно влияние, ведь они продолжили свою карьёру в создании частных домов стилистики Силсби.

Райт учился очень быстро и уже был готов выполнять небольшие проекты для бюро. Они были напечатаны в специализированном журнале Инлэнд Аршитект (Inland Architect) в марте и мае 1888 года. В принципе, их сложно назвать произведениями искусства или лучшими работами бюро Силсби, но, тем не менее, они, всё же, были достойны публикации.

Пока Райт работал на Силсби, а это занимало практически всё его время, он начал брать работу на стороне, обычно небольшую и не сложную. Так же Райт спроектировал школу домашнего типа в 1887 для своих тёток Нэл и Джайн, которую построил его дядя Томас в Долине Джонсов. Эту школу назвали «Хилсайдской Домашней Школой» (Hillside Home School), в ней учились дети от младших до старших классов. Так же фрэнк спроектировал «дом мечты» для Виллиама С. Ганнета друга своего дяди Джэнкинса.

Джэникс снова пришёл на выручку, когда мать Фрэнка, Анна, решила, что должна жить рядом с сыном. Августа Чапин (Augusta Chapin), которая была священнослужителем в церкви Джэнкинса взяла к себе семью Райт, то есть Анну, Фрэнка и 2х его сестёр. Дом семьи Чапин находился на Форест Авеню (Forest Avenue) в восточном пригородном районе Чикаго – Оак Парк (Oak Park).

Адлер и Салливан.

С двумя опубликованными работами под подписью Фрэнка, как чертёжника, и уже построенным зданием по его проекту Райт решил, что готов, для более серьёзных работ и стал искать фирмы, в которых ему бы открывались более широкие возможности. Он хотел попасть в более прогрессивную и современную Чикагскую мастерскую, а именно в бюро Адлер и Салливан (Adler & Sullivan). Райт проявил свой талант, когда попытался устроиться на работу к Луису Салливану (Louis Sullivan). Фрэнк соврал, что достаточно много работал с абстрактными орнаментами, и Салливан попросил его показать свои работы. Чтобы не попасться на лжи, Фрэнку пришлось работать дома всю ночь, чтобы собрать небольшое портфолио, все работы были основаны на дизайне Купера (Cooper) в стилистике подачи Силсби. Впрочем, работы не сильно впечатлили Луиса, однако ему понравился Райт как личность, и позже в 1887 году он нанимает Фрэнка.

Салливану нужен был ассистент, для завершения проектировки, нового огромного объекта – Общественного центра (Auditorium Building) в центральной части Чикаго на побережье озера Мичиган. Это был Революционный проект, одно из первых мультифункциональных зданий с офисами, отелем и выставочными залами.

Сэсил Корвин, тоже полагал, что может подняться выше и пришло время покинуть бюро Силсби. В 1888 он стал партёром с Георгом В. Маером (George W. Maher). Вместе они опубликовали несколько совместных работ, но вскоре разошлись, после этого более 4х Работ Корвина появлялись в архитектурной прессе. Он так же защитил большой проект нового корпуса медицинского учреждения в восточной части Медицинской школы Расш (Rush Medical School). Также он спроектировал дома для своего брата, отца и себя. К сожалению фотографий этих проектов не осталось.

К 21ому дню своего рождения Райт решил стать полностью, финансово независимым от семьи. Он купил участок земли, 3мя участками ниже, дома семьи Чапин в Оак Парк. Фрэнк купил участок у опытного риелтора и специалиста по Оак Парк, Е.О. Гэйла (E.O. Gale). Оак Парк был очень популярным районом Чикаго, и соответственно было много спекуляций вокруг недвижимости этого района, этим занимались даже весьма состоятельные люди. Например С.С. Беман (S.S. Beman) и его жена, архитекторы Пулман Пэлэс Кар Компани (Pullman Palace Car Company), тоже торговали недвижимостью и весьма успешно и пытались продать тот самый участок, купленный позже Райтом. Однако Гэйл лично профинансировал проект Райта.

Фрэнк считал, что умеет управляться с деньгами, и, видимо, это было правдой, потому, что уже через год он приобрёл пустырь через дорогу и превратил его в Шотландский пейзажный парк. Садовником этого парка стал Джон Блэир (John Blair), ранее он переехал в Колорадо Спрингс (Colorado Springs), а окончательно поселился в Британской Колумбии (British Columbia) в Канаде. Его мать скупила несколько участков в восточном конце Оак Парк несколько месяцев спустя приобретения Фрэнка, и поселилась в коттедже Викторианского стиля. Фрэнк, который к тому времени был уже женат на Кити Тобин (Catherine (Kitty) Tobin), переехал со своими и её сёстрами. Такое количество женщин в доме, несомненно, вызывало частые конфликтные ситуации между ними. Конечно же, в покупке нового дома Райту очень посодействовала его мать Анна, и никто так и не знает, как она смогла позволить себе такую покупку, ведь она была бедна как церковная мышь всю свою взрослую жизнь.

Фрэнк встретил Катрин Тобин, или Китти, в церкви своего дяди, на проповеди Реверенд Джонса (Reverend Jones), который, впоследствии, вёл церемонию их бракосочетания. Вскоре после свадьбы родился их первенец Фрэнк Ллойд младший (Frank Lloyd junior), в последующие годы родилось ещё пятеро детей: Джон (John), Катрин (Catherine), Фрэнсис (Frances), Дэвид (David) и Роберт (Robert). Двое старших детей Ллойд младший и Джон выбрали в качестве своего призвания профессию отца, также игнорируя университетское образование, полагаясь исключительно на опыт переданный им от Фрэнка старшего и свой собственный. Оба они работали на своего отца. Ллойд младший сотрудничал с Фрэнком более 20лет, а Джон был менее уважаемый в архитектуре, но получил большую известность, благодаря изобретению революционной детской игрушки – конструктора Линкольн Логс (Lincoln Logs).

Райт был готов для проектирования своего 1ого дома, и взял для этого заём в 5000$ у своего работодателя Луиса Салливана. Этот договор был подписан в качестве поручителя одним из клиентов Салливана, мистером Фелсентхолл (Mr. Felsenthall). Вопреки распространённому заблуждению, контракт между Фрэнком Ллойдом Райтом и Луисом Салливаном не включал в себя пункт об ограничении профессиональной деятельность Райта пределами бюро Адлер и Салливан, то есть Фрэнк вполне имел право работать на стороне или на самого себя. В действительности Салливан сам был заинтересован в дополнительном доходе Фрэнка, ведь тогда он смог бы гораздо быстрее вернуть долг. Заём в 5000$ для того времени был очень приличным, и не смотря на условия контракта займа и ежемесячные проценты и обязательства, просто так такие суммы никому не давались, но Салливан очень доверял и верил в успех юного Фрэнка.

Райт был нанят на работу не только для проектирования Общественного центра, но так же и для нескольких более мелких проектов, которые бюро «Адлер и Салливан» реализовало в течение последующих 5ти лет. Само бюро переехало в здание Общественно центра, после его завершения. Так же Фрэнк был чертёжником при проектировании Центральной станции Иллинойса (Illinois Central Station) в Новом Орлеане (New Orleans). Этот проект достался бюро «Адлер и Салливан» благодаря брату Салливана – Алберту (Albert), который являлся вице-президентом железнодорожной компании. «Адлер и Салливан», таким образом, спроектировали несколько станций для Центральной Железной Дороги Иллинойса (Illinois Central Railroad), и всё благодаря Альберту.

Постепенно заказы бюро становились всё серьёзнее, и отношение Адлера и Салливана к архитектуре стало более деловое. Их цель была заработать деньги, что они делали достаточно успешно, бюро постоянно искала способы автоматизации и лучшего метода проектирования, для ускорения работы и увеличения числа заказов. Для них архитектура была бизнесом. Адлер и Салливан понимали, что наиболее крупные деньги идут от проектирования крупных коммерческих объектов, а не жилья, поэтому со временем они просто перестали принимать заказа на частные дома. Однако по антимонопольному закону они всё же были обязаны хоть изредка но выполнять заказы на проектирование жилья. Таким случаем стал дом семьи Чарнлей (Charnley House) в северном округе Чикаго. Салливан, который являлся ведущим архитектором бюро, взял в качестве ассистента Фрэнка, для того, чтобы продемонстрировать ему лучший пример по исполнению подобных заказов. Проект дома Салливан основывал на максимальной идее, которую, впоследствии, упрощал под нужды заказчика, по похожей схеме работал и Райт в своих более поздних работах.

К тому моменту, когда Райт покинул бюро «Адлер и Салливан», он смог выплатить 5700$ по своему займу. Для бюро настали тяжёлые времена, работы практически не было, а весь штат после волны увольнений составил всего лишь 5 человек. Данкмар Адлер (Dankmar Adler) решил уйти в отставку. Причиной столь крупных проблем стал экономический кризис, который впоследствии приведёт к «Великой Депрессии». Райт понимал, что бюро «Адлер и Салливан» просуществует не долго, и решил уйти до их банкротства. К счастью у него были частные заказы, которые позволили ему продержаться какое-то время. Он выиграл тендер на проектирование двух лодочных станций в его родном городе Мэдисон. Одна из них была построена, другая в виду отсутствия денежных средств осталась не реализованной.

В этот тяжкий период Райт на какое-то время вернулся в Далину Джонсов. Так же он вновь воссоединился со своим старым другом Сэсилом Корвином, но Фрэнк быстро понял, что партнёрство с ним не получиться. Вместе они сняли офис в здании, где некогда находилось бюро «Адлер и Салливан» рядом с театром Гаррик (Garrick Theater), а также наняли пару чертёжников на первое время. Несколько домов спроектировал Райт, в то время как Сэсил заканчивал свою работу по Расш Медикал Билдинг. К сожалению Корвин был отнюдь не доволен своему положению и вскоре расстался с Райтом уехав в Нью Йорк заново строить свою карьеру. Он так и не женился до 60 лет.


Первые независимые работы.

Райт утверждал, что разработал несколько сторонних проектов во время работы на «Адлер и Салливан» и чтобы скрыть это от работодателей, опубликовал проекты под именем своего друга Сесила Корвина. Он полагал, что такому независимому состоявшемуся архитектору как Сесил, легче получить заказ и общаться с заказчиком. Кроме того, Райту, при его полном рабочем дне в бюро «Адлер и Салливан», было трудно осуществлять авторский надзор. У Корвина было несоизмеримо больше опыта, и было бы разумно предположить, что основную массу работы выполнял именно он, а Райт выступал в качестве ассистента.

Над первым по настоящему независимым проектом Райт работал уже после ухода из бюро Адлер и Салливан. Это был большой и дорогостоящий проект частного дома поставщика строительных материалов для компании «Адлер и Салливан» Вилиама Винслоу (William Winslow), соучредителя компании Винслоу Бразерс Айрон Воркс (Winslow Brothers Iron Works). Дом с мощным кирпичным цоколем из золотистого Романского кирпича, второй этаж опоясывает пластичный фриз. Сейчас, глядя на этот дом, трудно себе представить, что Винслоу стал объектом насмешек среди своих соседей за столь непонятный им, экзотичный стиль дома.

Ранние проекты и первые клиенты.

Райт прекрасно умел продавать своё творчество и обладал невероятным даром убеждения, это помогло ему получать заказы от многих незаурядно мыслящих промышленников по всему Чикаго. Первые работы Фрэнка были не особо выдающимися, он проектировал дома для своих соседей в Оак Парк, и они были настолько довольны качеством работ, что рекомендовали Райта своим семьям, друзьям и деловым партнёрам.

Виллиам Винслоу, был очень доволен проектом своей резиденции, и решил нанять Райта в качестве архитектурного консультанта в своем новом бизнес проекте.

Люксфер Призм Компании (Luxfer Prism Company) хотела изменить лицо архитектуры своей инновационной продукцией – стеклоблок (prism glass). Такие блоки позволяют впустить больше света в помещения, при этом сводя теплопотери к минимуму, в то время многие архитекторы Чикаго, находясь под впечатлением от этого изобретения, часто использовали их в проектах. Райт разработал дизайн орнаментированной поверхности многих элементов (1 элемент это стеклянная призма с площадью лицевой стороны в 10см², внутри призма полая, благодаря воздушной прослойке, в этой полости, понижается теплообмен элемента), однако лишь некоторые из них пошли в производство. Райт согласился на эту работу, поскольку оплаты хватало на постройку его студии, немного севернее от его дома в Оак Парк и ближе к его офису в центре (downtown) Чикаго, где он встречался со своими клиентами. Офис был по следующую дверь от офиса Люксфер Призм в здании, принадлежащем клиенту Райта и соседу Винслоу, Эдварду С. Валлеру (Edward C. Waller).

Райт часто посещал несколько архитектурных факультетов при университете Чикаго, целью таких визитов был поиск достойных кадров для своей мастерской. Фрэнк нанимал только хорошо образованных и достойных людей, успешно завершивших своё обучение, таким человеком была Марион Махони (Marion Mahony), первый сотрудник Фрэнка как независимого архитектора.

Махони была второй женщиной успешно закончившей Массачусетский Институт Технологий (Massachusetts Institute of Technology), так же Райт нанял


Волтера Бурлей Гриффина (Walter Burley Griffin) и Вилиама Друмманда (William Drummond) из Университета Иллинойса (University of Illinois), с факультета Натана С. Рикера (Nathan C. Ricker) профессора архитектуры и декана Инженерного Колледжа (College of Engineering). Как и в любом архитектурном бюро, Райт имел всю необходимый штат сотрудников: несколько проектировщиков, инженеров, а так же чертёжников и художников визуализаторов. Однако он ощущал нехватку ассистента и нанял ещё одну женщину архитектора Изабель Робертс (Isabel Roberts).

Райт всегда работал исключительно с художниками, которые способны не только привнести свои идеи, но и воплотить их в качестве фабричных элементов для декора здания. Ричард Бок (Richard Bock) часто пользовался офисом Райта в центре Чикаго и его студией в Оак Парк как мастерской, в которой он мог создавать свои скульптуры. Помимо этого Бок тоже являлся клиентом Фрэнка Ллойда Райта.



Оак Парк

Оак Парк был, и остаётся им до сих пор, самым модным районом Чикагского пригорода. Развитая инфраструктура района, представленная отличной дорожной сетью и двумя железнодорожными системами, позволяет очень легко и быстро добраться до центра Чикаго или его делового района. Отношение между Райтом и его соседями были не только профессиональными, многие из них стали его друзьями. Самыми значимыми фигурами в последующем развитии Райта, как личности, стали писатели Эдгар Райс Берроуз (Edgar Rice Burroughs), автор книг о приключениях «Тарзана», и Эрнст Хемингуэй (Ernest Hemingway), его дети ходили в ту же школу, что и дети Райта. Именно в это время Райт начинает активно интересоваться культурой Японии, её изобразительным искусством, кухней и традициями.

Райт проводил много времени со своими клиентами и друзья, обычно они встречались по вечерам в его доме. Фрэнк знакомил их со своей семьёй и детьми, демонстрировал свои работы. Экзотические вечеринки, которые он устраивал, часто становились сюжетами в местных газетах, по договору с одобрения самого Райтом. Такие вечеринки свели Райта со многими мыслителями и философами того времени. Среди них были Кларенс Дарроу (Clarence Darrow), Элберт Хуббард (Elbert Hubbard), Джейн Адамс (Jane Addams), Шервуд Андерсон (Sherwood Anderson) и Фрэнсис Браун (Frances Browne), все они входили в его круг друзей и знакомых.

Для многих архитекторов Америки, того периода времени, поездка в Европу для знакомства с её архитектурой и искусством была несбыточной мечтой и роскошью. Однако, для архитектора было вполне важно совершить «Большой Тур» (Grand Tour), который включал в себя Англию, Францию, Италию и Грецию, для того, чтобы самому увидеть и ощутить историческую архитектуру. Эта поездка позволяет лучше понять суть классических стилей и более грамотно применять их в своей работе. Райт, конечно же, пошёл поперёк. Он полностью исключил любое европейское влияние в своей архитектуре, и вместо тура по Европе, отправился в Японию со своей женой и Вардом Вилитсом (Ward Wilits) его клиентом. Они провели там несколько месяцев в 1905ом и посетили множество достопримечательностей. Поездка была очень значимой и памятной для Фрэнка отразилась в целом альбоме фотографий, которые он позже опубликовал.

Райт многое узнал о Японской архитектуре, которая внесла существенные коррективы в его творчестве и осмыслении. Он стал работать с простыми поверхностями, немалое влияние внесли и традиционные «вздёрнутые» крыши японской классической архитектуры.

Барахтаться
Райт настолько легко находил клиентов, что в скором времени работа накрывала с головой. Трудно понять, каким образом Райт с его очень небольшим штатом сотрудников мог выполнять такой объём работы и поддерживать высокое качество её исполнения – однако он делал это и довольно успешно. Он не только работал на уровне детализации проекта, необычном для его времени, но так же, дополнял проект индивидуальным, для каждого здания, дизайном интерьера, включая дизайн мебели и витражей. Для создания мебели и витраже Райту требовались специальные производители, которых он успевал снабдить соответствующей документацией и разработками для производства.
Но не всё было так гладко. Райт потерял несколько крупных объектов и очень важных клиентов. Гарольд МакКормик (Harold McCormick) руководитель компании International Harvester Company (уборочная и сельхозтехника) хотел построить громадный особняк на берегу озера Мичиган (Michigan) в богатом пригороде Чикаго – Лайк Форест (Lake Forest), чертежи которого послужили прообразом Северного Тализина, собственного дома Райта, но больше и масштабнее. Генри Форд (Henry Ford) хозяин и основатель автомобильной промышленности, так же заказывал большую резиденцию. Оба этих проекта, по тем или иным причинам, так и не были построены. Райт начал искать себе развлечения, поскольку работа его полностью не удовлетворяла, хотя это был период его самых больших инноваций в архитектуре..

Мамах Босвик Чейни


Август 1908 был датой роковой поездки в Мэдисон, Висконсин, где Райт в сопровождении его клиентов Эдвина и Мамах Чейни (Edwin & Mamah Cheney) заехал к своему другу детства Роберту Лэмпу. Они посетили крошечный остров Роки Руст (Rocky Roost) на озере Мендота (Mendota). Райт только что завершил работу над домом семьи Чейни и эта поездка была чем, то большим, нежили демонстрация своего проекта клиентам. Именно тогда Райт начал питать определённые чувства к Мамах Чейни.


Райт планировал поездку в Европу и решил обратиться к компетентным друзьям, для того, чтобы они взяли на время поездки его работу и возглавили его архбюро. Никто не соглашался на это предложение, но вскоре Герман вон Хольст (Herman von Holst) предложил свою кандидатуру. Условия контракта были изложены на бумаге, включая обязанность полного отчёта о делах который должен быть предоставлен Райту по его возвращению.
В действительности эта поездка была задумана для того, чтобы скрыть свой роман с Мамах Босвик Чейни. Они встретились в Нью Йорке она оставила своих детей в Колорадо а Райт свою жену, семью и бюро в Оак Парк. Они отплыли в Европу на лайнере и в 1909году прибыли в Берлин, где их вместе увидели репортёры Чикаго Трибьюн (Chicago Tribune), которые сразу же объявили это сенсационной новостью и поместили в заголовок газеты. В Берлине Райт давал консультации для своего издателя Васмуса (Wasmuth), который должен был выпустить портфолио Райта и небольшую книгу с фотографиями его реализованных объектов.
В общем и целом Райт и Мамах провели вмести более половины всего периода Европейской поездки, спустя год, в сентябре 1910, Райт решает вернуться в Оак Парк для того чтобы подготовить своего старшего сына Ллойда и сына соседей для совместной работы над виллой недалеко от Флоренции в маленькой деревне Фиесоль (Fiesole).
В это время Мамах Чейни путешествовала по Шведции и вероятно изучала иностранные языки во время своего посещения университета Лепцига в Германии. После возвращения Райт со своим сыном остановились в Париже, а позже в Вене, где к ним присоединилась Мамах. По личной переписке, которую Райт вёл со своими ближайшими друзьями, было ясно, что он очень страдал от необходимости выбора между Мамах и своей семьёй в Оак Парк.
Когда Райт наконец вернулся в Оак Парк, его жена Катрин приняла его обратно без лишних вопросов, в то время как Эдвин Чейни, был шокирован произошедшим в Европе и подал на развод, Мамах вернулась к своей девичьей фамилии. Она стала путешествовать со своими детьми, а Эдвин остался в доме, спроектированным Райтом, где прожил более 15 лет. Он женился через 1 год и 1 день спустя полного завершения процесса развода, как то предписывалось по закону. Бракосочетание произошло в Детройте.
Райт приобрёл участок земли в Долине Джонсов у членов семьи его матери, где задумал построить загородный дом и студию для себя. Первоначально он называл его домом для своей матери, возможно, для того, чтобы скрыть настоящую цель от своей семьи. Строительство началось вскоре после его возвращения из Европы, и он поселился в Спринг Грин (Spring Green), для того чтобы вести надзор за строительством. Он назвал свой дом и студию Тализин (Taliesin).
( от переводчика: Название Тализин происходит от традиций Уэльса, откуда пришли предки Райта. Согласно этой традиции, Уэльсцы давали имена своим жилищам, к примеру дом сестры Райта назывался «Тенидери», что в переводе означает «Под дубами», а в частности Талиезин – друид, был челном круглого стола короля Артура, прославлял изящные искусства. В переводе «Сияющее чело».).

Назад в Чикаго


Архитектор - это публичная профессия: результат его труда, а часто и он сам стоят у всех на виду. И вполне можно было ожидать столь пагубных последствий для карьеры Райта из-за скандала с Мамах Чейни, а тем более, учитывая его известность. Однако этого не произошло. Райта поддержали некоторые из его очень важных клиентов – Литтл, Мартин и Конли (Little, Mrtin & Coonley), а так же появилось несколько новых клиентов, которые либо не слышали о скандале, либо им было абсолютно всё равно. Среди них были Шерман Бот (Sherman Boot), юрист, и его зять Энгстер (Angster) и даже проповедник из Кентукки Реверенд Джесси Зинглер (Reverend Jessie Zeigler).


Ещё одним клиентом, который обладал солидным денежным потенциалом, был Артур Ричардс (Arthur Richards) из Милуоки. Он заказал отель на озере Женева (Lake Geneva) и предложил новую систему деревянных конструкций – пиломатериалы заводского изготовления (pre-cut lumbert). Система была запатентована и получила название American Ready-cut System, её смысл заключался в том, что каждый элемент был заранее изготовлен и пронумерован согласно его положению на чертеже, так что на строительстве оставалась исключительно сборка здания из данных элементов. Эта система позволяла строительство зданий различных размеров, от бунгало до мульти-этажных дуплексов, а также предлагала множество вариантов решения дверных и оконных проёмов, перекрытий и покрытий. Ричардс создал целую сеть дилеров, для того, чтобы продавать дома по этой системе, а Райт разрабатывал архитектурные проекты для каталога Ричардса и около дюжины из них было построено, в основном в Милуоки и центральном Чикаго. Однако, Первая Мировая Война помешала успешной продаже домов по этой системе.
В 1913 году, другой важный заказ пришёл в бюро Райта от одного из ранних его клиентов Винслоу. Это был садово-парковый, развлекательный комплекс для южных районов Чикаго. Мидвей Гарденс (Midway Gardens) представлял собой несколько строений на основе архитектуры дома Роби (Robie house) на площади земли, которая 20 лет назад использовалась для Колумбийской экспозиции Всемирной Ярмарки 1893 года.
Теперь Райту выдалась возможность спроектировать общественный комплекс, сильно отличающийся от частных жилых домов, которые он проектировал до этого. Открытый театр должен был стать крупнейшим мультифункциональным сооружением. В нём должны были быть рестораны, галереи, выставочные залы. Райт спроектировал не только само здание, но и интерьеры, мебель, стеновые панели, декоративные элементы, скульптуры и даже фарфоровые предметы для оформления интерьера.
Пока Райт и его второй сын Джон отсутствовали, летом 1914 разыгралась ужасающая трагедия. 14 августа Мамах с двумя её детьми, которые гостили в Талиезине, а также несколько чертёжников и сотрудников бюро Райта собрались в столовой на ленч. Официант спокойно обслужил их, после чего вышел из комнаты. Заперев все двери кроме одной, он облил смежные помещения бензином и поджёг. Среди людей началась паника, все они ринулись к одному единственному выходу. Пространство двери позволяло выйти только по одному человеку, где в соседней комнате зверски и хладнокровно их убивал официант. Он наносил удар за ударом используя остро заточенный мачете. В огне и ужасе не разбирая высоты, некоторые из людей, узнав что произошло, стали выпрыгивать из окон. Они ломали себе ноги, и беспомощно лежали на земле где сошедший с ума официант легко добивал их.
Райт и Джон узнали о трагедии по телефону и немедленно отправились в Талиезин. На Чикагском вокзале они встретили Эдвина Чейни, который, услышав о произошедшем, присоединился к ним. Когда они прибыли на место, большая часть Талиезина сгорела дотла, многие люди погибли, включая Мамах и её детей. Сошедший с ума официант покончил с собой. Никто так и не узнал, что послужило причиной такой ужасающей резне. Райт умолял, чтобы ему дали возможность лично похоронить тело Мамах. Он выделил место для её могилы на семейном кладбище в южном конце Долины Джонсов. Райт застлал гроб Мамах цветами, после чего зарыл могилу. После стольких лет критики в его адрес Райт лишь хотел тихой жизни с любимой женщиной, с которой ему не суждено было быть, и шок от её потери нетрудно вообразить. Многие усмотрели в этом заслуженную расплату Райта перед Богом за его преступную связь с Мамах.
Райт получил тонны писем с соболезнованиями в силу своей известности, но одно письмо поразило его настолько, что он решил на него ответить. Оно было от разведённой женщины, которая описала себя как художницу. Они встретились спустя несколько месяцев, и вскоре после этого стали жить вместе. Мириам Ноел (Miriam Noel) была весьма необычным увлечением Фрэнка, она не была похожа ни на одну женщину, с которой Райт встречался до этого. Отношения между ними развивались довольно бурно. Райт до сих пор ещё не был разведён со своей первой женой Катрин, они разошлись только в ноябре 1922. Перед свадьбой Мириам и Райт совершили поездку в Японию, однако мать Френка, Анна, которая желала сыну благополучия, выступила против такого поведения, что немного усложнило их отношения. Мириам оказывала очень большое влияние на Райта и ускоряла их сближение всеми силами. По закону разведённые не имеют права вступать в брак на протяжении года, поэтому Райт и Мириам поженились лишь 1923. Столь поспешные отношения и скорая свадьба действительно стали для Френка большой ошибкой. Он описывал эту ситуацию так: «Брак привёл к гибели нас обоих. Я надеялся на улучшение наших отношений после брака, но в действительности всё стало только хуже». После свадьбы их личная жизнь стала невыносимой, они достаточно часто расходились и сходились снова. Окончательно Мириам ушла от Райта в апреле 1924 года, но не разводилась с ним ещё долгое время.
(от переводчика: Мириам была пристрастна к морфину, и вероятно, в следствии этого, имела некоторое отклонение рассудка. Она постоянно обвиняла Райта в изменах и жестокости. Её не желание давать Райту развод, было легко объяснимо – жадность. Райт смог развестись с ней лишь в августе 1927, после череды судебных процессов, которые были для него весьма дорогостоящими. Условия, по котором Мириам согласилась на развод были таковыми: $6000 она получала наличными и $30000 в фондах, а также Райт был обязан выплачивать ей $250 ежемесячно в течение всей её жизни.).


Смотрите также:
Биография. О семье Ллойд
277.82kb.
1 стр.
Достоевский Федор Михайлович (30. 10. 1821 28. 01. 1881) Биография
606.66kb.
3 стр.
Биография художника Никола Пуссен, наиболее выдающийся живописец французского классицизма XVII века, родился в небольшом городке Нормандии Анделисе, в 1594 году, в семье мелкого земельного собственника
57.87kb.
1 стр.
Доклад для занятия родительского университета по теме "воспитание гражданина в семье"
112.96kb.
1 стр.
Сочинение Хлусовой Насти направлено на областной конкурс
36.41kb.
1 стр.
А. П. Чехов и его произведения: "Унтер Пришибеев", "Палата №6", "Дом с
62.92kb.
1 стр.
Основные условия, методы и средства воспитания детей в семье
83.12kb.
1 стр.
Творчество Осипа Эмильевича Мандельштама
357.52kb.
1 стр.
Диагностика детско-родительских отношений
540.67kb.
4 стр.
Биография и некоторые сведения о П. А. Столыпине план краткая биография, некоторые сведения о П. А. Столыпине
204.49kb.
1 стр.
Программа для семейных команд по проекту школьной библиотеки
67.55kb.
1 стр.
Биография и творчество
580.01kb.
1 стр.